Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Атеизм и религия

Атеизм упорно стараются представить как аналог религии со знаком «наоборот», а атеистов – объявить «верующими в отсутствие бога». Все те, кто упорно ломает копья, дабы доказать это (впрочем, как и обратная сторона), не понимают одной простой вещи. Атеизм не есть полноценная мировоззренческая система. Как, впрочем, и все «измы», начинающиеся с приставки, обозначающей отрицание. На одном только отрицании выстроить стройную мировоззренческую систему нереально. Поэтому антифашисты или антиглобалисты, например, и вызывают больше ироническое отношение – отрицание неконструктивно, и для того, чтобы такое «учение» обрело недостающую идеологическую ценность и наполненность, оно неизбежно вынуждено тяготеть к чему-то другому, обладающему цельностью концептуальной модели. Антифашисты тяготеют к либерализму, антиглобалисты – к экологизму (либо смыкаются с националистическими течениями). Да даже анархисты, как бы они ни пыжились, цельной конструктивной системы «слепить» так и не смогли. И атеизм в этом разношёрстном ряду отнюдь не исключение.

Атеизм не даёт цельной картины мира. Утверждение о том, что бога нет, само по себе не обладает ни ценностью, ни законченностью. А обретает оно таковые лишь в контексте в целом концепции гуманизма – в классическом понимании этого слова. То есть не как жалостливая «человечность», как это принято понимать сегодня, а – как сознательное и цельное утверждение антропоцентризма, ставящего человека и человеческое во главу всей природной пирамиды. Лишь при таком комплексном подходе атеизм может служить проявлением в действительности цельного мировоззрения, «достойного» противостоять и противоречить религии. Естественным образом данный комплекс включает в себя и понятие прогресса, и понятие эволюции. Видимо, в этом-то всё и дело.

Тот, кто спорит с атеистом, желает спорить с цельной концепцией, с мировоззрением. И когда он таковых не видит, он и делает сакраментальный вывод о том, что атеист – всего лишь верующий в противоположное, а атеизм – карикатурный антипод религии. Отчего оппонент атеиста не видит в его системе взглядов собственно системы, вполне понятно – оттого что атеист эту систему не предъявляет. Но вот вопрос – а почему, собственно, не предъявляет?

Причина на самом деле проста. На определённом этапе концепция прогресса, а соответственно и гуманизма как такового, была серьёзно дискредитирована. Причём, отнюдь не на научных поприщах, и даже не в богословских диспутах. Сам ХХ век как таковой с пережитым в нём глобальным эндо-экзогенным кризисом, наиболее ярко выразившимся в Мировых войнах, потрясшим основы гуманистического мировосприятия и сформировавший явную тенденцию к дегуманизации культуры – сама эта эпоха своей катастрофичностью опровергла гуманистические посылы. После газовых душегубок нацистов как-то затруднительно стало говорить о том, что человеческая природа в историческом процессе совершенствуется. Да и сама линейность исторического процесса на фоне аналогии средневековых зверств инквизиции в сопоставлении с зверствами тоталитарных режимов и ужасами высокотехнологичных войн стала не настолько очевидной. Цикличность истории намного лучше позволяла «оправдать» пережитое, хоть как-то понять весь тот ужас, который принесла в мир технологическая мощь – которая и была в массовом сознании олицетворением прогресса.

Также переживает кризис и эволюционное мышление. Отсутствие «недостающего звена», которое должно было найтись ещё в начале прошлого века, и никак не находится до сих пор, послужило мощным толчком к разочарованию в эволюционной концепции, возродив креационизм на новом уровне. Который, будучи в ХIХ веке осмеян прогрессивной наукой и казалось бы окончательно преодолён современной научной мыслью, снова возродился, захватив умы уже не только богословов, но и учёных тоже.

В результате к концу ХХ века сами слова «прогресс» и «эволюция» оказались чуть ли не ругательными. Само научное мышление оказалось раздробленным на множество во многом противоположных течений, которые пытаются найти новую основу для движения вперёд, по возможности избегая понятий прогресса и эволюции.

Как обычно в таких случаях и происходит, не обошлось без подмены понятий. Слова «гуманизм» и «прогрессивный» были оккупированы левыми социалистами, которые под шумок присвоили себе ещё и «либерализм» – наполнив все эти понятия совершенно иным смыслом, нежели был изначально. После чего употребление их в прежнем качестве стало чрезвычайно затруднительным. Сказать нынче «я – гуманист» или «я – прогрессивно мыслящий человек» совершенно не есть указать свою истинную систему ценностей и определить своё мировоззрение, скорей наоборот – самоидентификация в данном случае будет весьма зримо уклоняться в сторону социалистического мракобесия, но никак не к научному мышлению. В результате трезвомыслящему человеку, который стремится существовать в парадигме научного подхода и реалистического отношения к миру – ничего иного для самоидентификации кроме «атеизма» и не остаётся. Что конечно же есть явно неполноценное самоопределение, которое и даёт повод для спекуляций по поводу.

По большому счёту, в качестве жёсткой связки с атеизмом остаётся лишь эволюционизм, который и сам переживает жёсткий кризис, и которому самому нужно обоснование. Отрицание бога делает отрицающего автоматическим сторонником Дарвина. А поддержка идей Дарвина – сторонником отрицания бога. То есть связка получается замкнутой сама на себе, лишённой выхода в другие системы, и наличие её никак не делает атеизм полноценным мировоззрением. Ведь ни эволюционизм, ни атеизм не есть самоочевидные утверждения прогресса. А если из эволюции изъять понятие цели, то её вполне можно представить и как аномалию. Или как случайность. Или как деградацию. И лишённые обоснования в виде цели, каковой и было для классической науки понятие прогресса, атеизм с эволюционизмом оказываются как бы подвешенными в воздухе. А вот с целью как раз и напряги – всё меньше мыслителей позволяют себе оперировать такими понятиями относительно человеческой истории и человеческой культуры, всё менее «прилично» говорить о линейном историческом процессе, что в целом показывает очень глубокий кризис классической научной парадигмы.

На самом деле попытки создания иной основы для научного мышления вполне присутствуют. «Дискредитированный» гуманистический принцип вполне заменяет концепция техно-гуманитарного баланса в русле «Большой (или Универсальной) Истории» (см. например А.Назаретян. «Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории»). Преодоление «дурной последовательности», прямой и бескомпромиссной исторической линейности, а соответственно и классического понимания прогресса – серьёзное достижение синергетики. «Большая История» всерьёз осмысляет циклические явления, не отвергая при этом «сквозных», универсальных векторов развития – как социального, так и развития биосферы и мета-галактического развития в целом. Однако же, подобные работы всё ещё находятся вне поля зрения рядового носителя информации, и никак не входят в сферу осознания массовым сознанием. И возможно, что этого и не произойдёт. Причина – в сложности этой концепции, которая соотносима с классическим гуманизмом где-то как релятивистская физика с ньютоновской механикой.

На этом фоне достаточно простые объяснения, которые даёт религия, могут пережить вполне реальное возрождение. Неизбежная кастовость современной науки, проистекающая из её сложности, может окончательно размежевать социум по интеллектуальному принципу, по сравнению с которым интеллектуальное неравенство прошлых веков будет казаться очень даже мягким и незначительным. Если классическая, до-эйнштейновская наука была потенциально доступна массам, и могла лечь в основу массовой идеологии, то последующее развитие науки всё более элитаризировало её, делало всё сложнее для массового осознания.

Результат налицо уже сегодня – социум проявляет крайне вялый интерес к научным разработкам, которые не касаются напрямую сфер жизнеобеспечения или развлечения, – какими бы они не были глобальными и важными для всего человечества. И этот процесс потери общественной актуальности научного мышления можно уже сегодня воспринимать как начало возрождения мышления религиозного. Ибо человеку нужна Цель, нужен Смысл, нужны Ответы. Обнаруживая, что ответы классической науки устарели, а ответы постнеклассической науки элитаризировано сложны и недоступны, среднестатистический человек неизбежно будет вынужден обратиться к религии, дающей те ответы, которые во многом есть залог выживания человеческой культуры, без которых человечество имеет все шансы оскотиниться, деградировать и практически прекратить своё существование в цивилизованном виде.
Tags: МирСбоку, идеология, научное, социальная психология, футурология, цивилизация
Subscribe

  • Рестайлинг и ребрендинг. Итоги

    Перед тем как снова на какое-то время уйти в офлайн (мамонты это такая субстанция - их сколько не добывай, всё равно бивней не хватает), нужно всё же…

  • Инициатива

    А вообще, Путину теперь самое время отпускать бороду. Если бы до выборов, то это было бы перебором: одним было бы супротив шерсти, мол фи, борода это…

  • 2018-ое марта, или Полковник никого не сыщет

    Снег пошёл ближе к восьми. Старик Лобов как раз вышел из подъезда, направляясь в ларёк за пивом. Снежинки набросились на него голубой в свете фонаря…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Рестайлинг и ребрендинг. Итоги

    Перед тем как снова на какое-то время уйти в офлайн (мамонты это такая субстанция - их сколько не добывай, всё равно бивней не хватает), нужно всё же…

  • Инициатива

    А вообще, Путину теперь самое время отпускать бороду. Если бы до выборов, то это было бы перебором: одним было бы супротив шерсти, мол фи, борода это…

  • 2018-ое марта, или Полковник никого не сыщет

    Снег пошёл ближе к восьми. Старик Лобов как раз вышел из подъезда, направляясь в ларёк за пивом. Снежинки набросились на него голубой в свете фонаря…