Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Ода холодильнику

В наш век одноразовых вещей, дешёвого ширпотреба и неустойчивых ценностей; в наш потребительский век, когда мода меняется раньше, чем за ней успеваешь угнаться; в наш сумбурный мельтешащий век, когда сам себе вчерашний кажешься незнакомцем, настолько стремительно течение жизни; в этот безумный целлофано-пластиковый век одноразовых пакетов и таких же жизней, дружб и любовей… Так вот, именно сейчас, когда штампованные вещи настолько обесценились – те из них, что пришли из прошлого, или остались с тобой, верой и правдой отслужив тебе не один десяток лет – именно они уже не только становятся родными, – ты их невольно начинаешь наделять разумом, сознанием, мыслишь их ни много ни мало как членов семьи, дорогих и близких существ, дающих тебе иллюзию стабильности и хоть чего-то непреходящего в этой жизни…

И это – не антиквариат, который реставрируется через поколение, становясь при этом только дороже, и внушая внукам трепет от соприкосновения с историей если не рода, то хотя бы страны, пусть даже и чужой. И это – совсем не предметы искусства, которые так не увязываются с твоим свежим модерновым интерьером, что приходится хранить их в кладовке, при каждой чистке от пыли размышляя – продать их или всё же пусть себе пылятся дальше, будучи запасом на чёрный день. И это – отнюдь не безделушки в виде «фамильных драгоценностей», которые всё равно никто никогда не надевает в силу их замшелости и ретроградности и отсутствия светских приёмов и вечерних платьев как таковых. И – даже не какие-нибудь винтажные прибамбасы, по случаю перепавшие тебе от… да какая разница, откуда. Нет, это может быть и что-то самое обычное, бытовое и невзрачное. Например – холодильник.

Холодильник, о котором пойдёт речь, был первой взрослой и самостоятельной покупкой моей любимейшей (и что немаловажно – единственной) тёщи. Она как раз закончила торговый техникум, и была откомандирована директором небольшого шляпного магазина. Да, не удивляйтесь, в то время это ещё было нормально, тогда ещё блат не стал главным кадровым движителем, и молодым специалистам были склонны доверять. Тёща доверие оправдала. Видимо, она оказалась прирождённым продавцом. Ей даже не нужно было прикладывать особых усилий. Ей достаточно было выйти в зал, где скучали продавец и кассир, а немногочисленные покупатели с отвращением разглядывали безыскусные шедевры советской шляпной промышленности. Она подходила к самым залежалым образцам, которые казалось бы продать нет никакой возможности, и просто примеряла данный непотреб. И вот что дальше двигало людьми – совершенно не понятно. То ли то, что Валентине Александровне вообще всё идёт – каким бы ни был предмет гардероба неказистым (видно, сказалось таки непролетарское происхождение!), то ли ещё какая-то неясная причина, но случалось чудо. Скучающие покупатели вдруг налетали на неказистый товар, на запах образовавшейся очереди прибывали новые желающие вожделенного дефицита (ведь очередь! – значит дефицит), и в считанные часы залежавшийся товар был реализован.

Дела у магазина пошли настолько хорошо, что вскорости туда стали сплавлять самые что ни на есть неликвидные товары – и те продавались! Руководство ОРСа по заслугам оценило деловые качества молодого директора – и ей по результатам полугодия была выдана премия, огромная по тем временам, оформленная как какое-то там социалистическое соревнование непонятно чего с кем. И вот на эту-то премию и был куплен холодильник.

Молодой директор, впрочем, оказалась неблагодарной тварью и, не отработав даже года, уволилась – ибо решила продолжать образование в институте. И ладно бы торговом! – но нет, эта дурища пошла в инженеры! Весть о такой неимоверной глупости облетела весь ОРС. Валентине Александровне пришлось пережить пару тяжелейших разговоров с руководством, перемежаемых увлекательнейшими перспективами карьерного роста и откровенными угрозами «всю жизнь изломать» – и тем не менее выстояла. В институт она поступила, жизнь ей никто не сломал, а холодильник, купленный на премию, так и прижился в её маленьком скромном домике, где до его появления была только одна возможность сохранения продуктов – погреб…

После получения диплома тёщу «распределили» в Узбекистан. Холодильник она взяла с собой, оставив погреб маме, и это оказалось чрезвычайно мудрым решением – учитывая тамошнюю жару. Времена были ещё голодные, и холодильник был отнюдь не у каждого. Посему новые соседи по общежитию стали лучшими и самими преданными друзьями молодого специалиста. Однако же, подлое непролетарское происхождение и тут взяло своё! Валентина Александровна умудрилась очень быстро выйти замуж за коллегу, родила мою будущую жену и переместилась в связи с этим в общежитие семейное, чем обрекла бывших друзей на тоскливое существование без холодильника. Друзья такой подлянки простить не смогли – и стали врагами.

Впрочем, злом их тёща не вспоминает. Не дай бог, прижилась бы в Узбекистане и дожила там до развала Союза – не приведи господи даже подумать о таком! А так, доработав положенные три года, отказавшись от соблазнительного предложения в виде отдельной, хоть и ведомственной квартиры, Валентина Александровна с маленькой Наташей вернулась домой. Холодильник вернулся с ней. В отличие от мужа, который оказался любителем исследовать и то, что под пробкой, и то, что под юбкой – одним словом, выпивохой и бабником. Он отправился в какие-то другие края, оставив дочке фамилию, а бывшей жене – пару фотографий, где он молодой, вихрастый и с ямочкой. Тёща со свойственной ей решимостью вычеркнула непутёвого супруга из жизни, но забыть видимо так и не смогла – ни другого замужества, ни даже любовника у ней в жизни больше не было. А были – мама, дочка, маленький домик с погребом и холодильник – утешение всей семьи…

К нам с женой тёщин холодильник попал в самом начале наших мытарств по съёмным квартирам. Тёща в обмен получила от нас большой просторный двухдверный «Ленинград», доставшийся мне в наследство от бабушки – совершенно шикарный по удобству агрегат, который категорически отказывался помещаться в съёмных хрущёвках и девятиэтажках, с их милипиздерными кухоньками. А небольшой тёщин «Оазис» помещался везде. Сверху на нём стоял маленький переносной телевизорик, и вот в таком составе он и ездил вслед за нами – сменяя адреса, явки и пароли…

Холодильник пережил не только скитания по съёмным квартирам, не только долгую жизнь в однокомнатной, но всё же уже собственной квартире. Он переехал с нами в наш первый домик, и честно отслужил и там все четыре года. За всё время работы у него только перегорали лампочки. Ну, и ещё поломался термостат – которым всё равно никто никогда не пользовался. Всё. Больше – ни одной, даже самой мелочёвой поломки.

И вот, когда мы из нашего маленького домика в 2007-м переехали в большой, и решили что наконец пора купить новый холодильник – большой и серьёзный, под стать новому жилищу – только тогда наш верный «Оазис» расслабился и с чувством выполненного долга перестал работать. Случилось это в точности вечером накануне того дня, когда доставили наш новый сверкающий «Занусси» – хотите верьте, хотите нет, но так оно и было. Он просто выключился с обычным уютным тарахтеньем и больше не включился – спокойно и без истерик уступив своё место новому собрату по службе…

Наш доблестный маленький «Оазис» верой и правдой отслужил 41 год. Скажите, какой-нибудь из современных агрегатов сможет хотя бы гипотетически столько проработать? Грызут меня сомнения по этому поводу. И выбросить его рука просто напросто не поднялась – ни у меня, ни у жены. Так и стоит в гараже, приспособленный под инструмент. Старый, верный друг, каких среди людей ещё поискать…
Tags: Попутчики
Subscribe

  • Каток

    К предыдущему, о цифровом гулаге. Нашлись сведущие люди, которые объяснили "на пальцах", как именно подчинение банков позволило государству…

  • Колумбиада - 5. Недоплавильный котёл

    Так вот, о предсказании настоящего и прошлого - по будущему. Всего два примера по США. 1. Сегодня разговоры о глокализации (глобализация через…

  • Колумбиада - 4. Человек будущего

    Для чего забота о маргиналах в комментариях к предыдущей записи было сказано достаточно. glavbuhdudin: Странное дело, эта сегрегация…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Каток

    К предыдущему, о цифровом гулаге. Нашлись сведущие люди, которые объяснили "на пальцах", как именно подчинение банков позволило государству…

  • Колумбиада - 5. Недоплавильный котёл

    Так вот, о предсказании настоящего и прошлого - по будущему. Всего два примера по США. 1. Сегодня разговоры о глокализации (глобализация через…

  • Колумбиада - 4. Человек будущего

    Для чего забота о маргиналах в комментариях к предыдущей записи было сказано достаточно. glavbuhdudin: Странное дело, эта сегрегация…