Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Category:

Бывших не бывает?

Практически в каждом столярном производстве встречаются бывшие осуждённые. Это не есть какая-то специальная политика (типа как обязывают иметь в штате инвалидов), это происходит силою вещей - в колонии многие осваивают столярные работы, а учитывая, что после отсидки с трудоустройством и вообще очень сложно, иногда для людей это и вообще единственный способ заработать себе на жизнь. Есть и у нас в коллективе свой бывший ЗК - вполне нормальный мужик, семья, дочка, машина, дача, вот это всё, да и как специалист он один из лучших - если не знать, то никогда и близко не подумаешь о бурной молодости. Впрочем, и было это двадцать лет, пол его жизни, назад.

Недавно Коля (пусть его зовут так) тяжело заболел - двустороннее воспаление лёгких, - пришлось поваляться в Боткина, дошло и до переливания крови. Сейчас уже вроде как всё позади, со вторника выходит на работу, но сами понимаете, потрепало человека неслабо. Вчера я ему передавал деньги с работы - то ли с карточкой что-то случилось, то ли просто как повод выйти из дома прогуляться, - но передавал я именно наличные. Договорились встретиться внутри метро на Финке, однако же увидели друг друга ещё на подходе к станции. Я стоял курил в сторонке, но после того как окликнул, машинально пошёл навстречу - сигарета так на автомате и осталась между пальцев. Успели разве что обменяться парой слов, как подходит полицейский, требует паспорта, тычет на окурок в руке - мол, нарушаем, курим возле входа в метро - и просит пройти в свою будку.

Я чертыхаюсь - надо же так по-глупому попасться! Да ещё и это проклятое чистоплюйство, с привычкой доносить окурок до урны, а не бросать под ноги. Однако же моё запретное курение в семи метрах от входа в метро (а не в пятнадцати, как положено) оказалось всего лишь поводом. По-настоящему полицейского заинтересовал Коля - с его измождённым лицом. А уж когда он узнал о наличии судимости, прямо-таки просиял - надо же, не ошибся, вот какой намётанный глаз у зоркого сокола. Ну, и отношение стало соответствующим - на ты, "выложить всё из карманов", "за что сидел", "ну и что, что это было двадцать лет назад", "мы не ошибаемся", "бывших не бывает". И это всё - в лицо человеку.

Естественно, что Коля кипятился - кому приятно вспоминать грехи молодости. Но и я тоже, глядя на всё это со стороны, был в бешенстве. Когда Колю уже отпустили, а "бумажная" напарница полицейского, сидя за компьютером, продолжала разглагольствовать про "мы не ошибаемся" и "бывших не бывает" (вероятно, восхищаясь собственной прозорливостью), не выдержал уже я. "У человека на лице тяжёлая болезнь и две недели в Боткина, а не его прошлое. Вам бы извиниться перед ним, а не рассказывать о собственной выдающейся наблюдательности". В ответ всё тоже самое сакраментальное про "бывших не бывает". "Ну, вот потому что вы так думаете, к вам люди ТАК по-прежнему и относятся" - "Как - так?" - "Как к ментам, а не полицейским".

Не знаю, собирались ли меня штрафовать за курение, или думали обойтись устным замечанием (в законе для первого случая по данному правонарушению предусмотрена именно такая процедура). Но после моих слов конечно же оформили протокол. Я смалодушничал - блистать знанием административного кодекса не стал, насчёт устного замечания даже не заикался, молча подписал протокол, забрал квитанцию и ушёл. Уж больно противно было находиться среди... вот этого всего - хотелось срочно вымыться, чтобы избавиться от липкого ощущения казалось бы уже давно позабытой ментовской грязи.

По-своему впрочем они правы - бывших и правда что не бывает. Если конечно смотреть на мир их же глазами - глазами двадцатипятилетних полицейских, которые умудрились воспринять в той структуре, в которой они служат, именно что её прошлое ментовское наследие и ментовское же отношение к жизни. Внешне полиция после реформы 2010-го года выглядит вполне респектабельно, но стоит столкнуться с ней чуть-чуть поближе, будучи при этом хоть на немного в ослабленной позиции (нарушил ведь, хоть по мелочи, но нарушил), и тут же из респектабельности выглядывает всё то же советское хамское милицейское мурло. Которому и в голову не придёт признать свою ошибку - принять лицо человека после тяжёлой болезни за лицо только что "откинувшегося" - и уж тем более за эту ошибку извиниться. А чё такого-то? - он ведь и правда оказался судимым. Ну и что, что это было двадцать лет назад! Мы не ошибаемся. Бывших не бывает. А ЗК - не человек.

Впрочем, главный ужас в другом. Главный ужас, что вот это ментовское отношение к оступившимся вполне разделяет и общество в целом. Кому интересна судьба ЗК? Кого волнует то, что творится в наших тюрьмах? Анну Каретникову и жалкую кучку таких же как она, положивших жизнь на облегчение участи осуждённых? Разве что их. Ну и ещё в случае, когда "в туда" попадает кто-нибудь из либеральной диаспоры, как было в случае с Ильдаром Дадиным. А так - не только судьба сидящих, но и скотские условия, в которых им приходится отбывать срок, не интересуют вообще никого. Человек попал в тюрьму - всё, человека НЕТ, вокруг самого его имени табу и полоса отчуждения. Человек вышел из тюрьмы, как говорили раньше "отдал долг обществу", но общество не чувствует себя удовлетворённым выплатой долга, для общества любой отсидевший это и уже не человек. Его можно не брать на работу (причём не можно, а нужно). Его можно задерживать на улице, тыкать и хамить в лицо, и в целом вести себя с ним как со скотом (при полном одобрении всё того же общества). А главное - его можно и принято НЕ ЗАМЕЧАТЬ. Вычёркивать из жизни раз и навсегда.

Причём это касается и политических заключённых тоже. Кому интересна судьба Аракчеева, которого недавно вроде как освободили, но он тут же куда-то пропал (по слухам, был отправлен в Сирию - но это только по слухам)? Кому интересно то, что происходит с Олегом Мироновым (инцидент с газовым баллончиком на концерте Макаревича)? Кому интересны Гудвин и другие русские добровольцы в Донбассе, которым за их неравнодушие на родине шьют абсурдные дела? Разве что ближайшему окружению - родным, друзьям и единомышленникам. Это ведь не либеральная тусня, это не многонациональная диаспора, не пусси-райот какие-нибудь, это всего лишь русские, которые поэтому никому не нужны и не интересны - "кто их считает".

Недавно я писал о русской сдержанности и несклонности русских к публичному выражению сантиментов (вместо этого русские становятся собранными и готовыми к действию) - как о положительной черте национального характера. Но у любой такой черты есть своя изнанка, своя тёмная сторона. Наплевательское отношение к униженным и оскорблённым, пренебрежение теми кому не повезло, автоматическое отнесение их к касте неприкасаемых лохов - это именно она и есть, изнанка способности к мобилизации. Имманентное это свойство русской нации или же результат советской селекции - не так уж и важно. Факт в том, что это реальность в сегодня и сейчас, реальность удручающая и постыдная.
Tags: ЗаДело, россия, социальная психология, человек и власть
Subscribe

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Рукомойное

    Ну и ещё немного добавлю по поводу авторитетов и дилетантов. В качестве не самых очевидных следствий, и вместе с тем как ответы на некоторые из…

  • Общечеловеки

    В моей ленте чтения эта ссылка попалась раза три: " жуткая штука эта ваша история". Ну то есть я понимаю, что моя лента чтения вещь достаточно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Рукомойное

    Ну и ещё немного добавлю по поводу авторитетов и дилетантов. В качестве не самых очевидных следствий, и вместе с тем как ответы на некоторые из…

  • Общечеловеки

    В моей ленте чтения эта ссылка попалась раза три: " жуткая штука эта ваша история". Ну то есть я понимаю, что моя лента чтения вещь достаточно…