Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Category:

Цукербрины

Одолел в том числе и "Любовь к трём цукербринам", которую совершенно не собирался читать. На удивление, очень неплохая вещь - особенно на фоне тоже "интернетного" "Мафусаила". Даже явное литературное хулиганство ("энгри бёрдз" в качестве "героев" романа) отчего-то совершенно не раздражает (в отличие от того же "t") - настолько грамотно оно вписано в остальное сюжетное и идеологическое пространство. Центральная часть романа - "мир будущего для хипстера Кеши" - вообще на отлично. Чего стоит одна только матрёшка теорий заговора, вложенных друг в друга (конспирология в конспирологии, в которой оказывается скрыта и ещё одна конспирология, плюс попутно, в мелких эпизодах, пинается классическое жыдоборство, а заодно присутствует и самоирония тоже - в сторону столь излюбленного самим автором солипсизма).

Особенно впечатляет то, что, при всём несомненно присутствующем соблазне скатиться в этой конспирологической путанице в банальность детектива, Пелевин этого не делает, поступая ровно обратным образом - заранее устами Киклопа излагая "истинную картину мира" как противостояние Демиурга и Птиц - на фоне чего последующие откровения про захват человечества кремнийорганической цивилизацией изначально представляются как авторское глумление. Которое дополнительно обрамляется совсем уже сатирой - в виде способа "победы над терроризмом" - затрахать законспирированного под женщину ваххабита до инсульта. После чего снова двойной (даже тройной) перевёртыш: поражение террориста оказывается осуществлением его замысла, сам этот замысел оборачивается возвращением Птиц, но и Птицы тоже оказываются фарсом, потому что это тоже всего лишь часть общей Игры, в которой и Птицы имеют отнюдь не решающее значение. А ещё в этом перевёртыше попутная внутренняя метаморфоза - "наш план сработал", "преступник-педофил стал неприкосновенным героем" - с издевательским приглашением поискать здесь ещё и политическую злободневность - роман как раз 2014-го года, когда словосочетание "ХПП" было одним из самых актуальных мемов.

Словом, и наворочено много всего, но и одновременно каким-то непостижимым образом выдержан серьёзный, я бы даже сказал респектабельный тон - крайне редкий случай удачного выпадения из жанровых рамок, которое тем не менее саму книгу отчего-то не портит, а наоборот. Как правило в случае "наворочено" получается треш - "глупость, но смешно". А тут через вот эти нагромождения, через глум и сатиру всё время рефреном звучит спокойное и доброжелательное "мы просто говорим" - и это отчего-то меняет всё. Сама форма повествования, с Киклопом в качестве отстранённого рассказчика, который многое познал, но не только не впал в менторство, но и совершенно не тщится никому ничего доказывать - она оказалась в данном случае не просто уместна, а единственно возможна, чтобы не только собрать весь этот винегрет в кучу, но и не превратить его в несъедобное месиво.

В этом смысле очень хорош конец книги - этакая наивная "а ля Куэльо" сказочка, которая совершенно парадоксальным образом звучит самым естественным завершением истории. Истории с нагромождениями всего и вообще очень трудно закончить хотя бы достойно, не говоря о том чтобы удачно. В этом смысле классический эпик-фейл это совершенно бездарное "Падение Гипериона" Симмонса, последовавшее за абсолютно гениальной первой книгой (просто "Гиперион" - пожалуй лучшее, что было сделано в фантастике за всё время существования жанра). Впрочем, такими эпик-фейлами хоть пруд пруди: особенно одарённые авторы, типа Желязны или Пратчетта, умудрились неумение правильно закончить историю и вовсе превратить в сериал - нагромождая бред всё больше и дальше, выпекая всё новые и новые пироги, каждый последующий из которых был всё несъедобнее и несъедобнее (и так в результате ничем и не закончив).

Пелевин в этом смысле всегда обладал необходимым литературным чувством (которое одновременно чувство и стиля, и вкуса, и меры), и даже самые свои неудачные романы ("t" и "Лампа Мафусаила") смог таки вытянуть на достойное завершение. По крайней мере вот этого мучительного читательского стыда, смешанного с досадой (Иванов-Петров очень удачно выразил это чувство: "с тоской, что "опять у него не получилось") не появляется даже после них. Закончить "правильно" "Цукербринов" выглядело и вовсе неподъёмной задачей - я всё гадал, как же Виктор Олегович выкрутится. А он не просто выкрутился, он сумел закончить именно той неожиданной кодой, которая примирила между собой все составные винегрета, окончательно превратила "энгри бёрдс" из стёба в красивую метафору, и вообще закрыла все щели и проплешины. Это нужно уметь, однако. Это нужно уметь.
Tags: Буккроссинг, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments