Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Моя твоя дон'т ферштейн

С местным словоупотреблением и ещё интереснее, чем с продуктами. То есть "парадная", "шаверма" и "поребрик" всем известны, это-то понятно, но есть и куда более забавные примеры. Впрочем, я помнится и с шаве́рмой умудрился опростоволоситься. Читать-то это слово в этих наших интернетах я читал не раз, но ударение там указано понятно что не было. Поэтому когда я впервые попытался слово воспроизвести, ударение поставил там же, где оно в более привычной "шаурме́" - на последнем слоге. Могу только представить, какое глубокое впечатление это произвело на окружающих, и чего им стоило не рассмеяться в голос.

"Парадная" входит в речь очень органично, без малейших усилий. А вот "поребрик" даётся тяжело - уж больно слово нарочитое и подчёркиваемое, даже, не сочтите за пафос - претенциозное, - говоря его, ощущаешь себя несколько неудобно, кажется что фальшивишь, подделываешься под петербуржцев, не имея на то права. Даже при том, что в Макеевке (в отличие от Донецка) я поребрик вместо бордюра слышал от старых макеевчан не раз - какая-то непонятная местная флуктуация, не знаю даже как объяснить. Кстати, в Макеевке ещё одна интересная особенность - некоторые улицы (из самых старых, если я ничего не путаю) называются "линиями", как на Ваське. То есть быть может как-то и поучаствовали петербуржцы-петроградцы-ленинградцы в строительстве (или же послевоенном восстановлении) Макеевки, отсюда в том числе и непонятный для остального Донбасса поребрик в качестве артефакта. Но это так - вольное допущение, не более того. (Кстати, в комментариях наши местные донецкие краеведы эту версию подтверждают: http://elba.org.ua/ed/89.doc)

"Грудка" вместо тяжеловесного "куриное филе" приросло к языку моментально. А вот за "куру" и "гречу" и до сих пор хочется бить по лицу - ужасные слова, как так можно? А уж за "куру-гриль" бить хочется и вовсе ногами.

"Булка" как не хлеб, а именно булка, она же батон, и "песок" в качестве наименования рассыпного сахара. Как чисто местные особенности речи петербуржцами несомненно преувеличены - это отнюдь не только питерские нормы произношения. Разве что в том же Донецке за "булку хлеба" третировать никто не станет, это обыденность типа кофе среднего рода, а здесь обязательно посмотрят косо и презрительно - "понаехали".

Кстати, насчёт кофе. Был просто поражён, насколько здесь распространён именно что безграмотный средний род в произношении. Режет ухо чрезвычайно, наверное как для местных моё "в Украине", не меньше. Да-да-да, к "на Украине" я привыкнуть до сих пор не могу, получается через раз, то так, то эдак. Но с чем я по-настоящему позорюсь, так это с "позвóнишь" - в отличие от Донбасса, здесь это очень резкий и чёткий маркер неправильной, "низкой" речи. То есть услышать-то это позорное ударение можно и от местных тоже, но это именно что клеймо - "пэтэушник". Вот и я с этим дурацким "позвóнишь" через раз себя пэтэушником и выставляю, увы, как не пытаюсь следить за речью - всё никак не могу отвыкнуть от дурацкой привычки.

Есть и другие характерные маркеры "понаехавших". Нам с женой, несмотря на разные способности к акустическому восприятию речи (у жены в этом смысле слух намного лучше), одинаково тяжело дались как "Обвóдный канал", так и "Василеострóвская". Всё время хочется назвать канал "обводнóй", а станцию метро "василеостровска́я". Вероятно, это тоже из разряда "донбассизмов". Но самый эпик-фейл в этом смысле у меня лично случился с речкой Карповка. Я её неправильно прочитал как "Карловка" (что вполне понятно для дончанина, тем более буквы похожи), и вот так и запомнил. Смешно, но приходится всё время себя одёргивать - очень уж привычная Карловка просится на язык. Из того же разряда - Пески́ упорно читаю как Пе́ски.

Впрочем, это всё достаточно типичные примеры. А есть и куда более замечательные особенности, то, чего совершенно не ожидал, и что удивило до крайности.

Одно из самых больших удивлений это местное употребление слова "помойка". То есть здесь оно вообще лишено отрицательных коннотаций, это аналог нашей "свалки", или "мусорника", или "мусорного ведра", вплоть до того, что помойкой называют даже офисную корзину для бумажного мусора. Поначалу это чрезвычайно резало ухо, казалось, что люди говорят как-то нарочито грубо и эпатажно. Пока наконец не понял, что грубостью здесь и не пахнет, что здесь это слово попросту не имеет ругательного контекста. При том, что и свалка, и мусорник (-рка) тоже говорят, но намного реже, и скорей на петербургское ухо именно "мусорка" может прозвучать обидно или как упрёк в неряшливости, но никак не помойка. Особенно умиляет уменьшительно-ласкательное "помоечка". Тем более, когда при этом имеется в виду мега-свалка на Выборгском шоссе, например.

Второе такое поразительное открытие из нецензурной области (сделаю в этом смысле исключение из правил собственного журнала). А именно - слово "пизже". Мне поначалу вообще показалось, что это что-то типа стёба над украинским языком. Подобный стёб здесь не то чтобы очень распространён, но всё же присутствует, типа "це дило" или "не розумию" - на русское ухо это и правда звучит очень смешно. Вот и тут я решил, что это такое искажённое псевдо-украинское "позже", по принципу "останивки". Оказалось, что нет - это сравнительная степень от слова "пиздато", то есть "пизже" это попросту "лучше". Вероятно, это чисто петербургский матюк (причём, очень такой обыденный, не стыдный матюк) - больше нигде не встречал.

Ну, насчёт "плечиков" пример пожалуй куда более понятный и известный. Это то, что у нас в Донецке называют "тремпелем". Коллеги, когда в первый раз услышали от меня словосочетание "тремпельная труба", попросту не могли понять, о чём вообще речь. У них здесь такая труба называется "штанга". Или "одёжная штанга". Кстати, в этом смысле я оказался источником вируса. Хотя я и пытаюсь честно перестроиться на местное словоупотребление, но "тремпель" таки оказался заразным. Буквально на днях не без ехидства услышал от снабженца об именно что "тремпельной трубе". Пошёл процесс!

Заразил я людей и ещё парой донецких (?) "мебелизмов". Есть такие направляющие для выдвижных ящиков - не на роликах, а на шариках. У нас в Донецке их называют "телескопами". Меня поначалу не понимали, но в силу удобства (относительно тяжеловесного "шариковые направляющие") словечко прижилось. Та же история с "тромбоном" - выдвижной вешалкой с поперечным расположением одежды - тут сработал удачный ассоциативный ряд с духовым инструментом, плюс опять же удобство речи: "выдвижное вешало" это ведь ужас, что по объёму, что по звучанию.

Зато общеевропейские мебельные термины - типа "конфирматов", "минификсов" или "рафиксов" - здесь категорически не приживаются. Вместо них "стяжки", "эксцентрики" и ужасающие "эксцентриковые полкодержатели". Опять же, назвать здесь мебельную петлю "навесом" - тебя тоже никто не поймёт. "Навес" здесь только и исключительно приспособление для навешивания шкафчиков на стену, хоть регулируемое, хоть обычное "ушко". То есть то, что у нас в Донецке называют "шкафодержателем". Здесь мне как раз местная традиция словоупотребления кажется более удачной - навес для навески, всё очень логично и по делу.

Зато словечко "пóлик" - попросту коробит. И ладно бы если бы это было только днище ящика (типа "тонкий пол"). Но ведь задние стенки шкафов тут тоже называют "поликами" (по ассоциации, вероятно). Это просто ужасно.

Ещё одно характерное слово - "гипрóк". Каюсь, я так и не смог самостоятельно додуматься, что речь о банальном гипсокартоне. Словечко вероятно совсем местное - в честь первого петербургского завода по производству гипсокартона, который именно так и назывался. То есть тут история по типу "унитаза", названного так по торговой марке производителя.

Бывают и совсем смешные накладки в общении, уже на уровне профессионального сленга. Спрашиваю у коллеги: "У тебя в заказе таком-то бочины были?" Он воспринимает мой вопрос как "а есть ли в таком-то изделии боковины?" (то есть вертикальные стенки шкафа). Вопрос кажется ему абсурдным, но он честно пытается ответить, только теперь уже я его ответ воспринимаю как бредовый. При том, что само по себе словосочетание "пороть бока" (то есть "делать ошибки") здесь вполне распространенно. А вот "бочина" в качестве синонима "промаха" - нет, не понимается. На местном мебельном арго мой вопрос звучал бы иначе: "Ты в таком-то заказе накосорезил, или там всё в порядке?" Или: "У тебя косяки в таком-то заказе были?" Что характерно, я бы про "косорезил" или "косяки" понял вполне, хотя у нас в Донецке это не самый распространённый сленг, про "бочины" говорят куда чаще. А здесь это слово не было понято вовсе. Вернее, понято как совсем другой "профессиональный термин" - то, что у нас скорей назвали бы "стоевой".

Можно ещё вспомнить про разницу в употреблении слова "царга" (здесь, кстати, оно употребляется намного правильнее относительно оригинала), и ещё несколько таких же эпизодов, но это будет совсем уже "в дебри". Ещё есть смешные "деревенские" словечки, типа "опадыша" (опавшие плоды с дерева, у нас в Донецке это безоговорочно украинское "падалица", русского аналога я не знаю), однако это скорей экзотика отголосков забытых местных диалектов. А так - что за два года в качестве "языковых" наблюдений накопилось, то и вспомнил.

P.S. В комментариях поправили мой сдвиг по фазе: конечно же "падалица" это по-русски. На украинском будет "падалка".
Tags: Попутчики, записки переселенца, петербург, язык
Subscribe

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Культура траура

    Одна из безвозвратно утерянных носителями советского мировоззрения вещей это культура сочувствия и сопереживания. Особенно это заметно в случае…

  • Каток

    К предыдущему, о цифровом гулаге. Нашлись сведущие люди, которые объяснили "на пальцах", как именно подчинение банков позволило государству…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 275 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Культура траура

    Одна из безвозвратно утерянных носителями советского мировоззрения вещей это культура сочувствия и сопереживания. Особенно это заметно в случае…

  • Каток

    К предыдущему, о цифровом гулаге. Нашлись сведущие люди, которые объяснили "на пальцах", как именно подчинение банков позволило государству…