Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Эпилог

В моей жизни было не так уж и мало смертей близких и дорогих мне людей, но пожалуй ни разу меня не накрывало так, как на этот раз. Вчера исполнилось девять дней со дня смерти одного хорошего человека - по христианской традиции высказаться (или выговориться?) уже не грех.

У Михаила очень выразительное лицо. Наверное, это только усугубляет общее состояние - это лицо очень легко вспомнить и представить. И ведь знал я его всего-то полтора года с небольшим, что при моей феноменально никудышной памяти на лица вообще ни о чём. Но - "стоит перед глазами" это как раз тот самый случай.

Он не был мне ни родственником, ни близким другом, ни даже пожалуй хорошим знакомым. Больше того - он был моим шефом, а кто вообще любит начальство. И тем не менее, с того самого дня, когда стало известно о трагедии в горах - хожу как пришибленный. И ощущение потери - не ради красного словца, а по-настоящему невосполнимой - ощущается чуть ли не физиологически.

Каким он был? Разным. Не без тараканов и выпендрёжа, естественно что, но покажите мне хоть одного петербуржца без тараканов и не выпендрёжника. Он мог быть и грубым, и резким, и раздражительным, и не извинялся потом - все мы люди. Но вот одного про него не скажешь - что он бывал несправедлив. Скорей наоборот, его чувство справедливости - порой в ущерб себе и отношениям с близкими людьми - было гипертрофированным. Роль руководителя, кроме того чтобы одаривать сотрудников зарплатами и мудрыми советами, предполагает в том числе и наказания и выволочки тоже. Не знаю, осознавал ли он сам это, но по человеку было без очков заметно, насколько тяжело ему даётся эта часть работы. И тем не менее, он ею не пренебрегал НИКОГДА - если наказывать НАДО, то значит придётся себя заставить, даже через не могу. Это может прозвучать неожиданно, но на самом деле стремление к справедливости, выраженное вот так, в настолько жёсткой САМОдисциплине - оно и вообще самое тяжёлое.

Значит ли это, что Миша был добрый? Сложно сказать. Добреньким он не был точно. Да и жалостливым тоже. В нём вообще парадоксальным образом сочеталась удивительная внешняя мягкость в общении с железобетонным внутренним стержнем убеждённости в принципиальных для него вопросах. В нашем мире девальвированных ценностей это может быть непонятно, но в общем-то это и есть доброта как таковая. Природная. Не показная.

Вообще, чрезвычайно забавно было наблюдать как человек отчитывает подчинённых. Тужится, пыжится, делает грозное лицо, а при этом полное ощущение, что ты находишься в театре, и всё это понарошку. И лёгкая общая улыбка - ругающего и ругаемого - незримо (а порой и зримо) просвечивает сквозь театральную постановку. "Ну, что ж ты, мать твою, то-то и то-то!" - "Миша! Ну, ты сам посуди, причём тут я? Вот смотри, как было дело..." - и пошла гулять губерния на полчаса спектакля "Грозный начальник vs Дерзкий подчинённый". С плохо скрываемыми усмешками актёров. И с совсем уже бездарно сдерживаемыми улыбками зрителей. Водевиль. Потому что ТАК - не отчитывают. Так вразумляют несмышлёных детей, которых ну как их всерьёз ругать, если ещё не набрались ума-разума.

Вообще, вот это отношение Михаила к окружающим, оно тоже вполне оправданно - именно в силу его собственного ума. Не в виде образованщины или профессиональной непогрешимости - это как раз не более чем игры всё тех же взрослых детей. А - ума природного, естественного. Всего один пример - человек сам, своим умом, безо всяких университетов и умных книжек, осознал что такое Достоевский: "Да, люблю его читать. Он очень СМЕШНО ПИШЕТ". То есть понятно, что специально обученные боевые литературоведы на подобную ересь неспособны в принципе - им корпоративная этика не позволит покушаться на Святое - ЗАКЛЮЮТ. Но вот и на уровне просто читателя, прошедшего молотилку стандартного среднего образования, подобный вывод это интеллектуальный подвиг. И интеллектуальная честность тоже. На которые способны считанные единицы. И именно так он старался и в целом относиться к миру и жизни - пытаться увидеть и понять СУТЬ, а не конвенции. А это, в общем-то, и есть настоящий ум.

А комментарии я, простите, отключу. Нет ничего хуже натужных соболезнований со стороны. Разве что мучительное и недоумённое молчание, когда сказать что-то надо, а нечего. Нет, не надо.

Да и вообще, ни жалеть, ни сожалеть ведь не о чем. Человек прожил мужскую жизнь и умер мужской смертью, а не кефир-клистир-тёплый-сортир - в горах, покоряя одну из самых сложных кавказских вершин. К чему тут обычное про царствие небесное или землю пухом? В рай его не возьмут, да и не больно надо - таких как Миша ждёт не рай, а Вальхалла. Земля ему тоже не пухом, а камнепадом и острыми скалами - всё как положено в сагах. То есть нет, жалеть не стоит. Одно непонятно - как этот мир без него и дальше будет продолжаться? Вот что не укладывается в голове.
Tags: Попутчики
Subscribe

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Культура траура

    Одна из безвозвратно утерянных носителями советского мировоззрения вещей это культура сочувствия и сопереживания. Особенно это заметно в случае…

  • Банальное

    С утра под окном проехала машина с кабинками для голосования. Вернее, это мне так показалось. Жена сразу засомневалась - мол, а не поздно ли, десять…

Comments for this post were disabled by the author