Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Эволюция и регресс

Как ни странно это прозвучит, но когда я пришёл в интернет, я был молод, наивен и глуп. Почему странно? Потому что случилось это не так уж и давно, в 2008-м году - до этого об интернете я разве что знал, что есть такой зверь, и водится в нём всякое. То есть неофитом я стал довольно поздно, на 36-ом году жизни, в возрасте уже довольно солидном, когда пора бы что-то и понимать в этой жизни. Как показала дальнейшая практика, годы на самом деле значат мало что, и даже какой-никакой жизненный опыт, если он не осознан и не отрефлексирован, и тот тоже стоит немногого. Как и знания - когда они не упорядочены и не разложены по полочкам. И даже в 36 можно оставаться начитанным, с подвешенным языком, с неплохим слогом, но - всего лишь так и не повзрослевшим подростком.

Потеря невинности давалась не то чтобы легко, но процесс оказался настолько захватывающим, что и саму дефлорацию - как процедуру болезненную, как мировоззренческую ломку - осознать получилось уже лишь много позже. Поначалу я смотрел на всё вокруг большими и круглыми глазами, хлопая ресницами и пытаясь общаться со всеми, кто проявит к тому желание. С коммунистами я пытался обсуждать капитализм. С либералами - национализм. С националистами - наступление глобализма. Ну, и т.д. - вплоть до многостраничных диалогов с профессиональными троллями, которым моя наивность и открытость была самой вкуснявой из вкусняшек.

Но лиха беда начало - как оказалось, если тебя интересует не порнуха и не "одноклассники", то интернет это настолько ускоренные курсы самообразования, что по сравнению с ними любые университеты - что натуральные, что жизненные - попросту меркнут. В 2010-м мне было стыдно за то, что я писал в 2008-м. В 2012-м мне ещё стыднее было за себя образца 2010-го. В 2014-м, в силу известных событий, мне было не до переоценки ценностей, и настолько же не до неё сейчас, но логично иметь подозрение, что году так в 2018-м и я сегодняшний сам себе буду либо смешон, либо противен - и ещё неизвестно, что хуже.

Как известно, гугл помнит всё. И прошлое, в отличие от реальной жизни, где его можно затоптать, выбросить и забыть, в сети постоянно напоминает о себе. Время от времени, когда я ищу какой-нибудь свой старый текст, я натыкаюсь и на свои же, совсем уже древние реплики - из удалённых журналов, из забытых прошлых жизней и инкарнаций, - которые упорно не желают становиться незначимой историей, всё время вылезая скелетами из шкафов. Внезапно я обнаруживаю себя: то сквернословом, который без мата не может связать даже пару фраз; то глупцом, который пытается говорить о чём-либо с людьми, с которыми в принципе приличному человеку говорить неуместно; а то и - упс! - флиртующим с какой-нибудь истасканной сетевой дивой, у которой давно и прочно закончена личная жизнь, и весь смысл существования доказать самой себе, что она всё ещё ого-го, и что весь мир у её ног, и таковым же и будет оставаться вечно - несмотря на однушку на окраине какого-нибудь Харькова, нелюбимую работу и преждевременную не-молодость.

Ты смотришь на всё это, и думаешь: "Господи, стыд-то какой!" А потом понимаешь, насколько же это правильно, что этот стыд есть, и что он время от времени попадается на глаза, не давая забывать свою вчерашнюю ничтожность. И тем самым поддаёшься и ещё одной иллюзии - что интернет для того и есть, чтобы люди росли над собой, самосовершенствуясь и самообразовываясь, вплоть до победы коммунизма в отдельно взятом организме.

Следующая стадия это следующее же открытие - отнюдь не всех интернет украшает. Ты замечаешь всё больше примеров, когда вроде бы не совсем плохие люди за какое-то, порой очень непродолжительное время вдруг оскотиниваются до крайней степени - в отличие от тебя, который всё это время активно над собой рос и всячески преображался. И у тебя уже другая теория - о интернете как катализаторе, который максимально проявляет человеческую суть, и реализует её по полной: изначально хорошие становятся и ещё лучше, а изначально мерзавцы получают возможность для проявления своих худших черт, из самых потаённых. И - тем самым всем братьям воздаётся по вере, а всем сёстрам раздаётся по серьгам.

И это чрезвычайно утешительная теория. Мало того - помогающая наращиванию собственного ЧСВ до уже космических высот: я стал умнее, я многое понял, я перестал материться и научился не реагировать на троллей, а чего добился ты? И это даже работает. Какое-то время. Вплоть до того самого дня, пока ты внезапно не замечаешь, что "лучше", "понял" и "перестал" отчего-то куда-то подевались. А вместо себя вчерашнего, доброго, мудрого и понимающего ты обнаруживаешь раздражённого, задёрганного и нетерпимого к иным кроме своего мнениям себя сегодняшнего. И осознаёшь, что предел и уже был достигнут когда-то вчера, а из новых приобретений кроме испорченного характера тебе вряд ли уже что-то светит.

А потом ты оглядываешься вокруг, и обнаруживаешь, что и эта твоя история тоже ничуть не оригинальна. Таких как ты, у которых после восхождения на какую-то, пусть и небольшую, но личную вершину вдруг пошёл резкий откат назад - их ведь тоже до фига и больше. Люди вдруг становятся склочными, мстительными и склонными к личным разборкам, да ещё и в публичном пространстве: написать гаденький и с передёргиваниями пост о бывшем френде; вытащить на божий свет чьё-либо грязное бельё; устроить разборки на ровном месте; обругать человека ни за что, и т.д, и т.п. И ты вдруг понимаешь, что да - если это даже и не есть в полном смысле слова твоё настоящее, то ведь явно это твоё будущее. И что единственный способ избежать этого - попросту уйти, пока ещё не всё и не совсем потеряно, и пока изгадился ты не до конца.

Но это легко сказать. Куда труднее соскочить с этого наркотика. И ты начинаешь выдумывать себе паллиативы.
Перестаёшь комментировать чужие журналы - не помогает: твоё раздражение никуда не девается, и ты грубишь уже в своём собственном блоге.
Ограничиваешь доступ к собственному телу - и это тоже всего лишь полумера: и среди взаимных френдов обязательно найдётся кто-то, на кого ты не сможешь не вызвериться.
Решаешь отвечать на комментарии по минимуму, и даже объявляешь об этом как о вынужденной мере - но и это тоже ни о чём: как бы ты ни старался, как бы ни пытался держать себя в руках, всё равно время от времени оно, вот это самое, прорывается, причём по поводам порой совершенно ничтожным.

И наконец приходит понимание, что всё - эволюция, которой ты так гордился, это уже прошлое. А в качестве реальной повестки завтрашнего дня куда вероятнее деградация. И что если так дальше пойдёт, то в 2018-м тебе за себя сегодняшнего будет не неловко, о нет! Ты будешь сердиться на этого слизняка образца 2016-го: за его мягкотелость; за его недостаточную упоротость и идейную твёрдость; потому что ну какого он цацкался с этими уродами, давить их всех надо было, до самого до основания давить, чтобы неповадно, абыр-абыр-абыр!

И тогда уже напрямую встаёт вопрос - что делать? И понимание, что адекватного ответа на сей вопрос традиционно нет. Соскакивать с наркоты "на сухую" - чревато. Попытаться найти свой метадон вместо вот этого героина? Например, хорошие и добрые люди всячески пинают меня, заставляют писать книгу. С одной стороны, глупее затеи и придумать трудно - кому в наше время нужны новые книги, когда старых написано на сто жизней вперёд, и именно что блоги и есть современная литература? С другой стороны - а чёрт его знает, может это и способ.

Словом, если я внезапно пропаду, совсем и надолго - это значит, что я таки поддался внешнему влиянию, обратился к книжной архаике, и встал на литературные четвереньки. Но если и не пропаду, то в любом случае с моделью поведения нужно что-то делать. Как минимум уж буддизм-то мне точно необходим, просто-таки жизненно. Посему в очередной раз зарекаюсь об обете молчания - в смысле ответов на комментарии. Которых отныне от меня не будет от слова совсем, и от слова никому - во избежание искушения сорваться, скатиться по наклонной, ну и вообще. И каковой обет на этот раз всё же постараюсь хранить нерушимо. А не как в прошлый раз.

Ну, а раз я настолько хамским образом самоустраняюсь из общественной жизни, я просто вынужден хоть чем-нибудь это компенсировать. Пусть это будет возвратом открытого доступа для комментирования (моя модерация, как и правила поведения в журнале, при этом конечно же останутся прежними). Журнал этот уже куда спокойнее чем год назад, толпы пилигримов и юродивых здесь уже не пасутся, поэтому надеюсь это будет не слишком опрометчивым шагом. Кроме того, особо упорствующих неадекватов всегда есть возможность отправить в бан, если что. Ну, а там уже будем посмотреть, что из этого выйдет, и куда вообще вывезет нелёгкая.

Ну, и заранее спасибо за понимание! И за непонимание - тоже.
Tags: НаЛичное, графомания, интернет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →