Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

[черновики] Бесполезное сокровище

Есть темы, к которым никак не получается подступиться. Ибо абы как вроде как не хочется, а собрать в кучу множество аспектов вопроса (чтобы было не абы как, а именно что хорошо) представляется задачей титанической и не по своим мозгам. Поэтому и так приноровишься, и эдак приспособишься, но - потом всё же отступаешь. И живёшь дальше, в надежде, что найдётся какой-нибудь хороший и умный человек, который всё сделает за тебя, а тебе останется лишь благодарно перепостить плоды трудов его.

И вот генезис русской культуры именно из таких тем. Уже несколько лет я кружу вокруг да около, потом машу рукой, "эх, не мой уровень", и продолжаю ждать хорошего и умного автора, который сделает всё за меня и лучше меня. Но вот беда - его, автора, отчего-то за всё это время так и не появилось.

Нет, я не сомневаюсь, что есть грамотные историки, которые могли бы изложить всё нижесказанное куда как убедительнее меня, которые занимаются этим вопросом серьёзно и с душой. Но - я таких не знаю, и в широком доступе ничего подобного не встречал. А это значит, что с вероятностью в 95% ничего подобного в широком доступе и нет. И если по этому поводу и ведутся дискуссии, то исключительно внутри научных и университетских сообществ, как междусобойчик для своих, в публицистическое поле так и не выливаясь. При - не побоюсь этого слова - чрезвычайной важности темы именно для широкого общественного обсуждения.

Так вот, о чём собственно речь. Я постараюсь очень и очень кратко, буквально тезисами. А чтобы не сползти ненароком в многобуквенное ни о чём, тезисы будут и вовсе конспективного вида, по пунктам. Итак:

1. Русская культура несомненно имеет взрывной характер. То есть это именно что культурный взрыв, когда в считанные десятилетия отдалённая от всех мировых культурных центров периферия вдруг обозначила себя как новую культурную реальность. Сонная заснеженная страна варваров внезапно превратилась в один из столпов европейской Цивилизации - во всех смыслах слова, - и этот, теоретически очень небыстрый путь в несколько веков, Россия преодолела в какие-то несчастные сто лет, "от смуты до Петра".

1.1. Единственно приличная (то есть не советская) историческая трактовка в этом смысле все заслуги приписывает романовской династии. И это несомненно так. Однако же самые успешные элиты своему успеху неизбежно обязаны не тем, что они гиганты, исполненные очей, а что они сумели воспользоваться открывшимся окном возможностей. В нужное время на нужном месте оказались небесталанные люди, и поэтому случилось развитие, а не хлопанье глазами. И вот как раз что это за "окно возможностей", которое Романовы не упустили, а использовали на все сто - именно это и является во многих смыслах загадкой. Что именно произошло, и отчего у периферии вдруг появился шанс на великое будущее? Рискуя впасть в преувеличение, тем не менее скажу, что внятного и однозначного ответа на этот вопрос попросту нет.

2. Не менее несомненно русская культура это культура заимствований. Русские не новаторы, никогда таковыми не были, и вряд ли когда-нибудь станут. Зато русские прилежные ученики, которые очень хорошо усваивают чужие уроки и очень быстро приспосабливаются к новым реалиям. Есть такое хорошее русское слово - "переимчивые" - вот это мы и есть.

2.1. Однако же официальная версия "переимчивости" русской культуры в любом случае не объясняет всей мощи случившегося культурного взрыва. Возникает предположение, что чего-то эта официальная версия не учитывает.

2.2. Мало того - официальная версия (петровское "окно в Европу") игнорирует упомянутый выше не только первый, но похоже и главный модернизационный рывок России - то самое столетие "от смуты до Петра".

3. Дабы не томить, ибо обещал тезисно, значит и надо тезисно. Итак: уникальность и мощь русского культурного взрыва проистекает из смешения сразу трёх равновеликих культурных традиций. Которые во многом друг другу противоречивы, но которые прилежными и переимчивыми учениками были усвоены и воплощены в жизнь в виде уже собственной, дерзкой до наглости, молодой, но хваткой русской культуры имперского периода.

3.1. Эти три традиции хронологически: византийская (православная), западнорусская (католическая) и германская (протестантская). То есть русская культура возникла на стыке и в смешении трёх основных ветвей христианства. Отсюда и её универсалистские как амбиции, так и реализация.

3.2. Не сказать, чтобы смешение традиций и последующий культурный взрыв были чем-то совсем уникальным. Как раз наоборот - то же можно сказать о любой из значимых европейских культур. Однако же сам "тротиловый эквивалент" в случае России определил и скорость изменений, и их силу.

3.3. Да, есть ещё мусульманское влияние (те же татары не от сырости образовались, это-то понятно), и есть влияние степняков. Которое несомненно прослеживается и в бытовой культуре (самовар-кольчуга-лапти), и в множественных языковых заимствованиях из тюркских языков. И всё же, если говорить именно о культурном влияния на макро-уровне, то три волны христианской экспансии всё это воздействие обратили в статпогрешность. Что и не удивительно - экспансия христианства в любой из традиций чрезвычайно значима, а уж когда их три подряд...

3.4. Однако же и здесь (в "восточном" влиянии) есть часть ответа - восточная традиция помогла в формировании в Московском царстве сильного не-институционального квази-государственного аппарата, который на определённом этапе обусловил важное конкурентное преимущество - мобилизационный потенциал ("собрались всем миром"), - который и сделал возможной мощную и быструю территориальную экспансию. Без каковой в дальнейшем многое из культурного заимствования оказалось бы попросту бесполезным. Зафиксируем эту мысль - она важна. В том числе и для того, чтобы понимать, откуда дуют ветры безумного евразийского "ордынства" в современном российском дискурсе.

3.5. И, пока не забылось - о недостатках. Столь обильное количество источников в генезисе русской культуры и в русской ментальности конечно же имеет и свои недостатки тоже. Ибо мешанина она и есть мешанина, и сумбур, ментальная "каша" в качестве побочного продукта - в данном случае тоже были неизбежны. Что сказалось в первую очередь в хаотичности, разбросанности, не-системности русского мышления. Той самой пресловутой "широты души", если угодно, которую можно определить и алогичностью тоже. В силу которой у русских и правда что не совсем хорошо с науками, совсем никак с философией, но зато замечательно с искусствами и прикладными ремёслами. Однако же, если положить на весы недостатки и приобретения, то сам вопрос чего именно русская культура получила в этом смешении традиций больше - даже не стоит. Сам культурный взрыв есть ответом - конечно же, это был прорыв.

4. Теперь о конкретике. Хронологию я указал выше - византийство > польское влияние > германское влияние. Но это всё же весьма упрощённая схема, которую мы попробуем разобрать ниже.

4.1. Самый больной вопрос - что касаемо официальной историографии. Из указанных источников влияния византийство и германское влияние признаются безусловно. И настолько же безусловно отвергается влияние польское. Оно настолько заретушировано и нивелировано, что для рядового русского обывателя само по себе упоминание такового выглядит как ересь и злобная польская тире украинская пропаганда. Парадокс же заключается в том, что без этой "промежуточной" стадии культурного заимствования и сама русская культура как таковая выглядит нелогичной и непонятно из откуда выросшей.

4.2. То, что западнорусская традиция в качестве основного источника европейского просвещения в допетровскую эпоху дискредитирована и спрятана в чулан, несомненно имеет свои причины. На момент разработки русского национального мифа (вторая половина 18-го - 19-ый века) это было более чем оправданно. Пресловутый "польский вопрос" с одной стороны, и насущная необходимость внедрения концепции панславизма с другой - иного выбора попросту не оставляли. Отсюда и концепт Киевской Руси, и "славянское единство", и "триединый русский народ", и т.д., и т.п. Естественно, что я тут максимально упрощаю - процесс этот был довольно продолжительный, текущая актуальная реальность его всё время корректировала, и то, что к началу 20-го века сложилось как железобетонная историческая истина, имело множество стадий и колебаний в разные стороны. И всё же сам вектор построения национального мифа был вполне определён и однозначен, и западнорусской культурной экспансии 15-16 веков в этом мифе места попросту не оставалось.

4.3. Про советский период умолчу из жалости. Люди, которые тогда были поставлены "на историю", в лучшем случае смогли хоть что-то сохранить из дореволюционной исторической традиции - и никак не благодаря большевикам, а скорей вопреки им, - за что и уже спасибо. История и вообще дева весьма зависимая от государственных интересов, но уж при Советах эта зависимость и вовсе превратилась в тотальную, выливаясь порой и вовсе в дешёвый балаган. Однако же, при всей жёсткости государственного пресса, само то, что хотя бы базовый нерв дореволюционной исторической парадигмы был сохранён, есть следствие именно что ничтожества большевицкой мрази. Которая историю в пропагандистских целях использовала ситуативно, чисто в тактических целях, и никаких особых стратегических задач в этом смысле попросту не имела. Типа: "Что у нас тут? Война? Косплеим какого-нибудь героя из прежних, главное чтобы до Романовых (сука-падла-ненавижу), но чтобы и при Романовых был в авторитете" - получаем Александра Невского. Или: "Нужна сильная рука. Только чтобы Петра I без излишеств, без него конечно не обойтись, но лучше акцент на ком-нибудь из до того" - получаем Ивана Грозного. Собственно, если бы не вот эта тупая тактическая возня ради злободневности, потери у историков в результате могли бы быть и куда страшнее.

4.4. Куда интереснее, отчего и в постсоветский период в этом смысле не изменилось ничего. Соблазнительно списать всё опять же на тупость всё тех же перекрасившихся совков, которые вцепились в советскую версию истории как в константу, и считают, что чем меньше в ней изменить, тем стабильнее будет не раскачиваться лодка. Однако явно не всё так просто, и тут как минимум на 50% и ещё масса причин, вполне объективных и простительных. Однако же это явно тема отдельного, большого поста. Ибо то, что в госпропаганде царит сладостная советская стабильность это одно. Но вот то, что и независимых исторических исследований и новаций в этом смысле практически нет (либо они настолько похабны, что иначе как именно что воинственная украинская пропаганда и не могут быть восприняты) - просто давлением государства уже объяснить не получается. В общем-то, именно этот вакуум меня и вынудил таки взяться за пусть сумбурное, но изложение накопившихся соображений.

5. Поэтому лучше вернёмся к конкретике. То есть - что именно из себя представляла западнорусская культурная экспансия. И - насколько она была значима. А также - насколько и в каких именно сферах она была выражена.

5.1. В соотношении с прочей Европой Западная Русь несомненно была окраиной. Периферийна была и сама Речь Посполитая, а также её исторические предшественники. Однако на то время - 15-16-ые века - это был единственный значимый канал для связи Московского царства с собственно Европой. Киев, Львов, Чернигов были крупнейшими и ближайшими для русской ойкумены культурными центрами (Новгород это особая история, его отдельно и нужно рассматривать, там всё же царил купеческий дух, и в плане культурного влияния значимых последствий обнаружить получается не слишком, что как бы охолаживает пыл). Католичество представляло из себя серьёзную преграду, но способы обойти её конечно же существовали. Переход состоявшихся интеллектуалов из католичества в православие обеспечивал им в землях восточнее (приблизительно) нынешних границ Украины и Белоруссии весьма заманчивые карьерные перспективы, а поэтому и желающих поучаствовать в этом процессе хватало вполне. Когда украинские и белорусские пропагандисты говорят, что "это мы вас научили грамоте и науке и вообще приобщили к цивилизации" и что "это мы вас в своё время колонизировали", они лукавят лишь отчасти. Потому что да - научили и приобщили. Вот только само "мы" в данном случае весьма условно. Ибо это "мы" скорей относится к полякам, чем к несуществующим тогда украинцам и белорусам.

5.2. Собственно, именно "воссоединение России и Украины" в этом смысле стало переломным моментом. Именно потому что преграда в виде католичества была сметена, и всё, что до этого текло тоненьким ручейком - наконец хлынуло. Переяславская Рада конечно же не была никаким воссоединением. Но - это был чрезвычайно выгодный взаимный обмен. Русские сепаратисты устроили национально-освободительное движение. Московские братушки, которые за полвека после собственного отстаивания независимости от польских бар успели собраться с силами, с удовольствием этот сепаратизм поддержали. Оформив дело конечно же как ирриденту - к тому времени они уже успели поднатаскаться в западных заморочках. В результате будущая Украина получила государственность - под московским протекторатом. Взамен Москва получила хоть и провинциальных, но интеллектуалов. И тот слабый родник культуры, ради которого раньше приходилось прогибаться и кланяться, благодаря союзу стал широким потоком: преграда разницы вер была сметена силой оружия, и все многочисленные Мелетии Смотрицкие нового времени смогли действовать уже совершенно легально, без унизительных процедур карьерного вероотступничества, и при полном одобрении государства Российского.

5.3. В свою очередь, западнорусские элиты получили шикарнейшую возможность выйти из зависимости от польской шляхты, запанувать наконец самим, и почувствовать себя людьми, будучи своего рода автономией под заботливым российским протекторатом и российской же защитой. В том числе и поучаствовать в плане участия в дальнейшем строительстве и упрочнении государства Российского, в чём они, с их опытом и знаниями, оказались чрезвычайно востребованными, надо признать. То есть, если смотреть на вещи беспристрастно, то как раз 1654-ый год украинским патриотам и праздновать бы в качестве начала Украины как таковой, в качестве начала собственной украинской государственности, пусть и ограниченной российской властью, но с такими сказочными вольностями и преференциями, что дай Бог каждому быть таким "оккупированным". Но - украинские патриоты выбрали совсем другой путь самовыражения и самореализации, и это уже тоже история, увы.

5.4. Опять же, я и тут чрезмерно и нарочито упрощаю. Ибо истоки украинского сепаратизма (теперь уже от Москвы, а не от Польши), они ведь тоже не на ровном месте появились. И помянутая выше историческая реконструкция анти-польского характера, которая в ретроспективе дискредитировала не только поляков, но и малороссов свела к роли униженных просителей - она тоже повлияла на углубление сепаратистских настроений в среде малороссийских элит. В том числе, понятно что, там было много и других причин, это да. И тем не менее - проводимая социал-демократами уже во второй половине 19-го века пропаганда и этот аспект эксплуатировала тоже вполне грамотно: "украинских людей обижают", все дела. И сейчас конечно можно много рассуждать о том, кто виноват и что было делать, но факт остаётся фактом: при формировании русского национального мифа таки случилось оно - "целили в поляков, осколками порвало малороссов". Отнюдь не только из принижения своей исторической роли в строительстве Империи малороссы захотели стать украинцами, это так. Однако же, это был один из значимых факторов в формировании внутреннего недовольства в украинской интеллигентной (сначала) среде, и в поддержке ею социал-демократического движения. Ну, а после, в связи с известными событиями столетней давности, покатилось оно уже прямиком, без остановок, вплоть до всех этих УНР и прочего бедлама, с игрищами с австро-венграми и немцами в комплекте, пока всё в УССР и не вылилось. Что было и уже по сути своей выходом из 250-летнего, взаимовыгодного и полюбовного российского протектората и взаимовыгодного "ты мне, я тебе". Просто в силу прекращения существования тогда России как таковой.

6. И вот тут всё же хотелось бы вернуться к вопросу из пункта 4.4. То, что изложено выше - это никак не пропаганда, ни в какую сторону. Наоборот - это очень черновая, грубая и условная, но тем не менее попытка деконструкции старых и изживших себя мифов. Подобные процессы сейчас идут по всей Европе, люди заново пересматривают историю и перенастраивают старые парадигмы - как в целях поиска истины (что ценно само по себе), так и в попытках построения уже новой, общеевропейской мифологии, мифологии примирения, в которой функционируют не правые и виноватые, а события и следствия - "было и прошло, живём дальше" - что ценно тем более. И в вот этом, очищенном от пропагандистских заглушек взгляде, в нём ведь тоже кроется глобальный примиренческий потенциал. В такой версии истории не только сама Россия не оказывается ни чем не унижена, наоборот - её роль в восточноевропейских процессах начинает играть новыми и яркими красками, и красками совершенно не обидными; а её признанная всем миром культура получает дополнительный объём и дополнительные измерения - ещё бы, культура, родившаяся на стыке всех трёх базовых христианских традиций, - поди плохо звучит? Но - тут ведь в наличии и потенциал примирения со старыми заклятыми друзьями и соперниками. В этой версии и Польша, и Украина, и Белоруссия становятся куда более значимыми в общей европейской истории, и это не то чтобы "леща кидать", как говорят у нас в Донбассе, нет, отнюдь, это честное признание исторической роли и культурного значения. Которое в принципе не может не смягчить позиции антагонистов (повторюсь - без малейшего уничижения собственной исторической роли и собственной культурной значимости). И? Отчего в этом направлении не делается вообще ничего?

6.1. Мало того - неделание в данном случае наоборот, провоцирует уже вышеозначенных антагонистов на углубление собственных пропагандистских подвижек: "Ах, нас не признают и обижают? А мы тогда тоже будем гнать пургу про монголо-кацапов и финно-угров до двенадцатого колена!" И дело ведь тут не в том, "кто начал". Вопрос в том, у кого есть силы и ресурсы начатое прекратить и обратить процесс в свою противоположность. И тем самым превратить главное восточноевропейское противостояние в задел для восточноевропейской консолидации. Со всеми вытекающими отсюда плюшками и печеньками в качестве бонусов. Очевидно, что в этом смысле у России возможностей больше чем у всех упомянутых вместе взятых. Но - действия при этом прямо противоположные.

6.2. Ну, и совсем уже грустный аспект вопроса. Ок, государство РФ это не Россия, это пост-совок, они тупые и мрази, и всё такое же. Хорошо, пусть так. Но - где вообще в этом смысле пресловутая "инициатива снизу"? Пусть не историки. Пусть публицисты. Пусть блогеры. Теле- и радиоведущие, в конце концов. Известные писатели и музыканты. Ну, хоть кто-то! Не одному же Лобову этот вопросище на себе тащить - я ведь физически не справлюсь, ни ума, ни сил не хватит. Да и не мой это уровень поднимать вопросы так, чтобы реально пошли круги по воде, чтобы был резонанс, и чтобы дискурс наконец был актуализирован. Это уровень... Ну, не знаю. Галковского, например. Или Богемика. Или Крылова. Каждый из которых упорно и регулярно говорит строго противоположные вещи, и только усугубляет и так зияющую пропасть.

6.3. И совсем уже вопрос "на дурака". Вот вы это прочитали. Переварили. Что-то там для себя решили. Скажите, пожалуйста (с учётом всего вышесказанного, а особенно предыдущего абзаца) - этот вопрос лично мне, блогеру Лобову тире Сущевскому, есть смысл и далее педалировать? Это вообще вызывает хоть какой-то отклик в том, что принято называть душой народной? Или всё же это совершенно безнадёжно? Или мы до сих пор не навоевались, до сих пор не устали выяснять отношения в нашей восточноевропейской песочнице, и никому пока что никакая даже перспектива примирения не интересна? И должно быть ещё множество трупов и войн, прежде чем подобные мысли в принципе начнут быть востребованными? Вот лично вы что думаете по этому поводу?
Tags: МирСбоку, идеология, история, культура, россия, цивилизация
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author