Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

Не эзотерика

Удивительно всё же, насколько современный человек ещё «словозависим»! – и это при настолько повысившейся информативности. Терминологические привязки связывают его по рукам и ногам, заставляют относиться к определениям как к фетишам, включая древнейшие механизмы тотемизма и табуирования. А так же дают огромный простор для манипулирования самим человеком – на всех уровнях.

Например, рассуждения об аграрном и индустриальном обществах воспринимаются вполне адекватно. Противопоставления традиционалистских (патриархальных) и технологических цивилизаций уже переводит дискуссию в русло идеологии – с отстаиванием традиционных ценностей с одной стороны, и утверждением ценностей либеральных – с другой. А вот когда то же самое противопоставление переводится на уровень социальных групп – вызывает ярую неприязнь. Потому что на этом уровне речь идёт о сельском и городском образе жизни, и соответственно, о сельской и городской системе мышления.

То есть – то, что аграрное общество менее развитое чем индустриальное – это аксиома, то, что технологическая цивилизация имеет приоритет в развитии перед традиционалистской – уже повод для споров, а разговор о селе и городе и разности сельской и городской ментальностей – это и вовсе явное оскорбление и повод для смертельных обид. Хотя по сути речь идёт об одном и том же – о разных уровнях развития цивилизации, но – в разных масштабах рассмотрения вопроса. Забавно, не правда ли?

Но это ещё не все забавности. Как оказывается, любая попытка комплексного изложения этого вопроса воспринимается в штыки. То есть, если говорится о том, что менее развитое аграрное общество неизбежно существует в русле традиционных ценностей, в том числе семейной патриархальности, религиозности и национализма как базовых, и выражается в доминировании сельского типа мышления – это уже скандал. Ведь никому ж не хочется признавать себя неразвитым, и поэтому и коллективизм, и семейная патриархальность, и религиозность, и уж тем более национализм отстаиваются с пеной у рта не как пережитки, не как тормоз в развитии, а как вполне положительные явления, как «национальный дух», «основа морали», «залог соблюдения нравственности» и т.д.

Причём, и высокоразвитые общества существуют в этом шизофреническом поле отрицания очевидного, политкорректно устраняясь от прямых высказываний, внешне даже поддерживая традиционные институты как необходимые, но при этом активно навязывая свою систему ценностей недоразвитым обществам, активно пытаясь дотянуть их до своего уровня под лозунгами демократизации и соблюдения прав человека.

Это не есть личная шизофрения отдельных политиков, это вполне официальные установки, вполне действующая идеология. Как раз наоборот, редкие лидеры и мыслители, которые позволяют себе усомниться в правомерности навязывания «демократических ценностей» неразвитым обществам, по определению не готовым к этому, подвергаются массовой критике со стороны главенствующей шизофренической идеологии. При том, что по существу возражений просто напросто нет, по крайней мере таких, которые были бы в сфере логики или хотя бы простого здравого смысла. Особенно удручающе выглядит ситуация с религией и национализмом, к чему мы ещё вернёмся позже.

Но – забавности «словозависимости» на этом не заканчиваются. Скорей, только начинаются. Табуирование многих понятий или их трактовок приводят к такому явлению, как социальные эвфемизмы. Ярким образцом такого подхода может служить вот эта статья, например. Цивилизационные процессы в ней выдернуты из контекста самой цивилизации, и как бы «обобщены» на уровнях человека и обществ. И при этом задекларированы как универсальный принцип (даже в качестве разжёвывания очевидных в общем-то вещей придуман специальный «закон мухи» – для читателей со средне-специальным образованием, по-видимому). Но – из этой «универсальности» «благоразумно» извлечён сам цивилизационный аспект, что автоматически снимает общую напряжённость вопроса, делает его «приемлемым», воспринимаемым даже теми, кто при отсутствии эвфемизмов за одно посягательство на «святое», будь то национализм или религиозность, готов вцепиться в горло «обидчику». Те, для кого рассуждения о цивилизации и дикости кажутся «грубыми», а утверждение новых либеральных ценностей постиндустриального общества относительно ценностей традиционных неприемлемыми, те, кого рассуждения о сельском типе мышления и деструктивности национализма шокируют и оскорбляют – здесь найдут понимание.

«Уровни мышления» и прочие умные слова лавируют и обходят сложные моменты, и более того – позволяют совершать нехитрые манипуляции с сознанием читателя. Ну, вот например – украинское общество с точки зрения автора может быть признано как более развитое, чем российское. Это при том, что в России можно говорить о состоявшейся нации – россиянах, а в Украине – увы, нет, – интеграционные процессы даже не в зачаточном, а в противозачаточном состоянии, и слово «украинец» пока что не имеет одной, чёткой идентификации.

Да, России национальное единство (относительное, конечно) досталось «по наследству» от Советского Союза с его «хомо советикус», и всего лишь требует небольшой трансформации, что в общем-то тоже не такая уж лёгкая задача. Украине же досталось более тяжёлое «наследство» – будучи настолько же многонациональной страной, как Россия, Украина тем не менее не имела определённой национальной политики, и сейчас вынуждена в ускоренном темпе проходить процесс формирования нации, который по хорошему занимает сотни лет. Да, если проигнорировать цивилизационный аспект, как это сделал автор, вопрос нации и национальностей можно также смело игнорировать – что автор и делает. Но если о цивилизационном аспекте помнить, то такое игнорирование как минимум некорректно, так как вопрос формирования и функционирования нации – один из основных показателей развитости общества. Пока нет единой нации – нет и единого вектора, какое уж тут может быть развитие?

Вообще, вопрос национализма – один из самых «словозависимых». Для нашей переходной эпохи от индустриального общества к постиндустриальному (или «информационному») вообще актуален вопрос одного «языка», то есть определённости понятийного поля. При повышении информативности аналитическое дробление понятий становится очень серьёзным препятствием в синтетических интеграционных процессах всех уровней, без которых дальнейшее развитие человеческой цивилизации и в целом весьма затруднительно. И национализм в этом плане один из самых больших стопоров – и как явление, и как его отражение в понятийном поле.

Казалось бы, что сложного? – для моноэтнической страны национализм есть синоним патриотизма и поэтому вполне положительное явление. (По-крайней мере, пока мир существует разделённым государственными границами, патриотизм – это очень здоровое чувство, во многом определяющее процветание и даже выживание страны.) Однако же – для полиэтнической страны национализм отдельной национальности уже совсем не есть аналог патриотизма, так как касается только отдельной группы жителей, как правило занимающей определённую часть страны. Больше того – именно национализм отдельной национальности становится тормозом для формирования нации.

Соответственно, возникает необходимость дополнительного понятия, описывающего национализм нации. Слово «нацизм», которое логично подходило бы для данного случая, дискредитировано, и имеет только отрицательную окраску (табу). Словосочетание «интегральный национализм» также имеет совсем другой смысл, хотя оно как раз очень хорошо могло бы описать интеграционные процессы, касающиеся объединения разных национальностей в нацию. Соответственно, именно на определение «национализм» переносится основное применение – как для нации.

Для национализма же отдельной национальности появляются дифференцирующие определения: этнонационализм (он же этнический), местнический национализм, «паспортный»… Отличие – исключительно в эмоциональной окраске, исходящей из идеологического отношения к явлению. При отрицательном отношении используется в основном уничижительное определение «местнический», для создания положительного идеологического фона – в основном «этнический». И всё это «многообразие» – ещё даже не касаясь радикальных националистических проявлений, типа шовинизма и ксенофобии...

Может ли новый информационный мир, ориентированный на международную, общечеловеческую интеграцию, опираться на столь противоречивую терминологию, в которой в зависимости от употребления слово может иметь противоположные векторы в употреблении, а некоторые термины дублируют понятие на базе разных идеологических подходов? Конечно же, нет – никакого общего «языка» при этом не получится. Поэтому со временем терминология явно будет перерабатываться – относительно академической.

И тенденция к такому «упрощению» уже присутствует. Всё большее количество авторов используют только две характеристики: «национализм» как национализм отдельной национальности и «патриотизм» как национализм нации, занимающей определённую территорию, выделенную государственными границами. Лично мне близок такой подход, он конкретизирует и обобщает разные подходы к проблеме, и явно устремлён в будущее, а не прошлое.

Однако же, «словозависимость», так же, как и социальные словесные эвфемизмы, весьма инерционна, и поэтому ещё очень долго мы будем иметь в понятийном поле тот же разброд, что и сегодня. Понятно, что это касается не только приведённых примеров – скорее, это наиболее яркие из них.

Кроме того, в плане общего «языка» новой цивилизационной формации, относительно которой наше время лишь переходная эпоха, терминологические нагромождения лишь часть проблемы. Неизбежно встанет вопрос и об «общей» истории, лишённой националистических и идеологических противоречий. Это же коснётся и всех остальных гуманитарных сфер жизни, подверженных искусственной идеологизации в целях разных по направленности идеологических группировок и объединений. И в качестве главного камня преткновения неизбежно будет признание цивилизационных критериев развитости общества – то, что сегодня является главным табу для обсуждения главных фетишей для поклонения. Кроме национализма, это и другие ретроградные явления, стремящиеся сохранить прежнее влияние, и тем самым тормозящие прогресс: религиозность, общинность и семейная патриархальная доминанта.

И, следуя «примеру» автора упомянутой выше статьи, замечу, что если вы не только дочитали этот пост до конца, но ещё и поняли его – вы способны написать статей, подобных упомянутой, с десяток – чисто для общего развития, тренировки извилин и в целом для приятного времяпровождения.
Tags: МирСбоку
Subscribe

  • Ягоды и чай

    Подумалось, что нехорошо ставить людей в неудобное положение, и уж на свой-то собственный день рождения объявиться здесь всё же надо. Понимаю, что…

  • На пенсии

    В первый наш Новый год здесь мы прямо с утра (то ли 1, то ли 2 января) отправились на Дворцовую - насладиться Питером без людей. Помнится, нам очень…

  • От противного

    Я так ни разу и не встретился с Крыловым лично. Лекции, встречи с читателями - возможностей было предостаточно, но - не сложилось. "Ну, не ехать же в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments