Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Category:

Инстинкт самосохранения - 2

Каждое утро, приезжая на работу, я подхожу к перекрёстку. Как правило, там как раз загорается дружелюбный красный свет, намекающий, что я могу не спешить, а спокойно и вдумчиво выкурить сигарету, ожидая, пока не загорится зелёный - тогда я сделаю шаг на пешеходную зебру, и рабочий день тем самым как раз и начнётся. Дальше будет уже только и исключительно ежедневная суета: дорога к офису, первый утренний кофе, просмотр почты, ежедневник, список необходимых звонков, первые посетители, первые разговоры с коллегами, и - так до самого вечера. Но вот эти две-три минуты, пока светофор не сменил цвет - они только и исключительно мои. Я даже слегка, на несколько шагов отхожу от проезжей части, чтобы дым от моей сигареты не мешал другим пешеходам...

Стоп! А ведь этих самых пешеходов нет. А вчера они были? - вроде тоже нет, здесь в это время и вообще не слишком людно. А позавчера? А два дня назад? Так почему я всё-таки делаю эти четыре шага прочь от дороги? Привычка? Тогда для чего я при этом стараюсь стать так, чтобы от проезжающих мимо машин меня прикрывал надёжный металлический столб на углу? Точно ли во мне говорит вежливость по отношению к окружающим, нежелание мешать им своим сигаретным дымом? Или же тут что-то другое?

Задумавшись, я пропускаю смену цветов светофора. Я и правда потрясён. Я не просто понял настоящие мотивы своей вежливости, я вспомнил, когда и почему появилась эта моя привычка отходить подальше от дороги. И понял, что вежливость здесь - не более, чем рационализация непонятных самому себе поступков. Потому что на самом деле реальная причина - это впечатанный в память образ выломанной решётки ограждения от дороги на этом же перекрёстке, следствие крупной аварии. Той решётки, которая так и валялась выломанной несколько месяцев подряд, пока её наконец не починили. И которая все эти месяцы каждый день попадалась на глаза, пока своим видом не оформила практически рефлекс - "на этом перекрёстке опасно, здесь нужно держаться подальше от дороги". А ведь если бы ограда была починена на следующий день, этому неосознанному рефлексу было бы попросту неоткуда взяться.


Ощущение постоянной опасности окружающего мира формируется именно так. Проходя мимо многоэтажек, ты внутренне ожидаешь, что на тебя может обвалиться балкон или кусок стены, или шифер с прогнивших стропил - чем больше аварийных домов ты видишь, тем сильнее твоя подсознательная уверенность в подобной опасности. Проходя мимо компании у ларька, ты неосознанно напрягаешься, стараясь не задеть подвыпивших гопников даже взглядом, не то что словом - хватило ежедневных наблюдений за этой публикой. Выезжая на дорогу, ты подсознательно готов к встрече с очередным неадекватом, который тебя подрежет или прижмёт к обочине. А заходя в общественный транспорт, ты внутренне собран, и готов как к хамству в свой собственный адрес, так и к тому, чтобы нахамить в ответ - даже если сам себе в этом не признаёшься. Мало того, ты готов и к тому, что ездить в общественном транспорте почти настолько же опасно, как и в личном - достаточно посмотреть на того водителя, в руках которого твоя жизнь и безопасность.

И в результате мы практически всегда находимся в состоянии повышенной готовности. Мы постоянно, стабильно напряжены и мобилизованы. Ожидание опасности или неприятностей есть наше самое обыденное состояние, которое мы при этом не осознаём. Не осознаём, так как для нас это ежедневная норма. Мы привыкли так жить, и для нас это самое естественное состояние.

Ужасно даже не то, что мы постоянно находимся в ситуации стресса, ужасно то, что мы этого не понимаем. Мы не проговариваем для себя реальное положение дел, и это как раз хуже всего. Неосознаваемая опасность действует на психику гораздо более разрушительно, нежели опасность реальная. Реальная опасность даёт выброс адреналина той или иной степени, с которым потом организм потихоньку разберётся. Опасность неосознаваемая ввергает сознание в область иррационального, нагружая психику пародоксами и перманентной неудовлетворённостью жизнью. Жизнь перестаёт радовать, всё видится в мрачных тонах, и любое событие, даже самое положительное, в результате рассматривается только и исключительно в негативном ключе.

Неулыбчивость нашего человека стала притчей во языцех. Мало того, наша обычная хмурая недоброжелательность сама стала основой для многих базовых стереотипов и паттернов поведения. Беспричинно улыбающийся человек вызывает настороженность, а доброжелательность незнакомца либо заставляет подозревать недобрые намерения, либо служит сигналом того, что человек - лох, и что его нужно (не можно, а именно нужно) обсчитать, обмануть, обвести вокруг пальца - попользовать.

Наш постоянно настороженный человек и не может быть улыбчивым. Все и всё, что его окружает, в том числе и родные и близкие, есть потенциальный источник опасности и агрессии. Когда ты можешь нарваться на скандал на ровном месте даже на детской площадке, где из-за мелких неурядиц детей одна родительница способна обматерить другую - тут уже не до улыбок. Когда переходя дорогу с односторонним движением ты вынужден смотреть в противоположную сторону, хотя, казалось бы, абсурд - тут не до доброжелательности. Когда сам процесс ходьбы есть вещь опасная, особенно при наличии каблуков, которые легко сломать в очередной выбоине на тротуаре - о каком ощущении комфорта можно говорить?

Постоянное напряжение, ежесекундная готовность к отпору, к ответной агрессии, к бегству от очередного дурака на колёсах, летящего на красный свет или в остановку, к опасности, исходящей от самых безобидных, казалось бы, вещей, вплоть до зазевавшихся велосипедистов или внезапно падающих высохших деревьев - не может не сказываться не только на здоровье, но и на работоспособности тоже, не говоря уже о душевном настрое. Человек физически не может быть в перманентном состоянии мобилизации, это тяжело и это утомляет. А уставая, человек неизбежно совершает ошибки.

Наше пренебрежение здоровьем, безопасностью и душевным комфортом что окружающих, что самих себя - как раз и есть следствие постоянной неосознанной мобилизации. Нельзя быть всё время наготове, организм в любом случае противится такому режиму эксплуатации, и как следствие, отказывает при перенагрузке. Ранние инфаркты, обилие аварий из-за невнимательности (что водителей, что пешеходов), семейные скандалы на ровном месте, в целом скандалы из-за пустяков в любом общественном месте - это всё следствия подобных отказов перегруженной системы безопасности нашей психики. Да и пресловутое "русское пьянство" оттого-то и бросается настолько в глаза, что под воздействием алкоголя ежеминутный контроль критически ослабляется, и человеку по сути "рвёт крышу". Разве что подобный вид перенагрузки хотя бы не лишён приятности, отчего и любим мы пьяный кураж и обсуждение "вчерашнего" - ведь мы хоть какое-то время были свободны от гнетущего самоконтроля и привычной настороженности, хоть на несколько часов оказались расслаблены и почувствовали себя в безопасности.

Как ни странно, но выход из этого порочного круга может быть только один - осознание проблемы. Осознание типа того, которое случилось у меня на перекрёстке. Как только ты понимаешь, что именно тебя гнетёт, что именно есть источник настороженности, раздражения или прямой агрессии, как только ты переводишь неосознанное глухое недовольство окружающим миром в область рационального, в область причин и следствий - ты можешь с этим бороться.

Две большие разницы - идёшь ли ты мимо здания, ощущая смутное раздражение неизвестно чем, неосознанно стараясь выйти на открытое пространство, или же - сознательно сторонишься потенциально опасных развалюх. В первом случае ты напряжён всё время и сам не понимаешь, отчего тебе так муторно, во втором - выведенное в рацио ощущение реальной опасности приходит "волнами", волнообразно же сменяясь на чувство облегчения, что есть вполне нормальные для человеческой психики смены состояний. Одно дело, когда ты втискиваешься в общественный транспорт с готовностью к бою и скандалам, и совсем другое - когда ты понимаешь потенциальную опасность агрессии в замкнутом пространстве. В этом случае ты уже готов к тому, чтобы думать о том, как избегать подобных ситуаций, вплоть до банального - "а может, подождать следующую маршрутку?"

Помнится, я как-то расписал "простые рецепты" бытового поведения. И презентовал их как способ избежать оскотинивания, как способ оставаться человеком, невзирая на окружающую социальную среду. Я был не совсем прав. То, о чём я тогда писал, гораздо больше и важнее, нежели некие абстрактные нравственные установки. Это - активизация подавленного инстинкта самосохранения. Научившись вычислять и избегать ситуаций и окружения, повышающих агрессивность и несущих потенциальную опасность, можно получить главное - можно получить способность расслабляться, оценивая окружающую обстановку в тот или иной момент как безопасную. Расслабляться, находить и даже формировать вокруг себя зоны комфорта.

А это как раз и есть то, чего мы практически лишены.


Начало
Продолжение следует
Tags: ЛикБез, наше всё, починка разбитых окон, социальная психология
Subscribe

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Рукомойное

    Ну и ещё немного добавлю по поводу авторитетов и дилетантов. В качестве не самых очевидных следствий, и вместе с тем как ответы на некоторые из…

  • Общечеловеки

    В моей ленте чтения эта ссылка попалась раза три: " жуткая штука эта ваша история". Ну то есть я понимаю, что моя лента чтения вещь достаточно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments