Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Category:

Парижское чревоугодие

Дочитал "Пражское кладбище" Эко. Книгу однозначно стоит прочитать, хотя бы из любви к кулинарии:

"... Пойду на улицу Монторгёй, к «Филиппу». Усядусь там ладком. Исследую карту блюд, страницу «от шести до полуночи». Закажу суп а-ля Креси, рыбу ската с каперсами, бычачий филей, телячий язык в соку. Увенчаю все это мараскиновым шербетом и пирожными. С двумя бутылками старого бургундского. Пока суд да дело, полночь и придет. И я перейду по традиции к новой странице — к ночному меню.

Это будет, скорее всего, черепаховый суп ... После супа — лосось с луковицами и артишоками, окропленный яванским перцем. В завершение ромовый шербет и английские бисквиты со специями. Ночь тем временем прошла. Может, что-нибудь из утреннего репертуара?

Луковый суп, лучший на свете луковый суп подают по утрам грузчикам «парижского чрева» — Центрального рынка. Зайду туда. Попростонародничаю с ними. А когда наступит час приниматься за утренние дела — разлюбезная вещь сильнодействующий кофе, а затем глоток коньяку пополам с киршем.

Может, все разом получится несколько чересчур питательно? Но зато на душу мою низойдет благодать..."

Однако же, там и без кулинарии много всего "вкусного". Я, пожалуй, подготовлю на днях избранные цитаты. И даже не уверен, что умещусь при этом в один пост...

P.S. А вот это "несколько чересчур" - это, между прочим, образец качества перевода от Костюкович. О чём я и сокрушался недавно в удалённой записи. А почему удалил? Да смысл сокрушаться то, если другого перевода нет, и скорей всего не предвидится, а итальянский недоступен? (Украинский же перевод Григоренко, подсказанный ув. zvjazkovyj, оказался, увы, ещё хуже.) Но если вдруг кому интересно моё первоначальное многословное раздражение, я его всё же продублирую ниже, под катом №2:


Сколько раз я уже зарекался не читать предисловия! А уж тем более те, которые "от переводчика". И вот - влип в очередной раз.

"Подгоняемый" ув. Богемиком, который несколько обогнал естественное течение событий в моей личной читательской жизни, и написал цикл о последнем (и скорее всего и совсем уж последнем) романе Умберто Эко "Пражское кладбище", я пересмотрел список запланированного чтения, отставил пару других книг в сторону, и взялся за Мэтра. Ибо так анонсированный Богемиком цикл читать будет явно интереснее и познавательнее, нежели "вслепую".

Но - вот дёрнул же меня чёрт ещё и почитать перед этим вводную статью от переводчицы, Елены Костюкович. (Которая, как оказалось, ещё и монополист на Эко - монополист в смысле русского перевода, уж не знаю, как это там у них оформляется.)

Раньше как-то либо Елена вела себя скромнее, и не навязывалась со своим видением переводимого ею текста, либо я её умудрялся удачно игнорировать. По-крайней мере, до сегодняшнего дня сам вопрос - а кто же, собственно, переводит Эко на русский? - меня не волновал ни в малейшей степени. Однако же вот тут - я прямо-таки в это всё наступил. Если попытаться выразить само ощущение от "вводного текста", то это будет звучать приблизительно так: "Насколько после ЭТОГО можно вообще доверять переводу?"

И дело тут даже не в слишком вольных допущениях переводчика, по типу "главного героя невозможно воспринимать с симпатией" (не дословно). (Вообще-то, вполне возможно, и остаётся лишь гадать, что именно Е.Костюкович внесла "своего", чтобы отвратить читателя окончательно и бесповоротно.) Дело в самом слоге Елены - похабном в целом, и, что совсем уж ужасно, с словоупотреблениями, которые рядом с Мэтром выглядят чем-то совершенно уж невозможным, порождая тем самым реальный когнитивный диссонанс. Ибо словоупотребления эти не просто публицистические в плохом смысле этого слова. Они ведь и в целом годятся разве что для блогов в "Эхе Москвы", но никак не для более приличной публики. Одной "бредятины" в качестве характеристики, периодически и назойливо повторяющейся - и уже в этом смысле более чем достаточно. И если бы это был только один пример!

И, естественно, после этого и сам авторский текст начинаешь воспринимать придирчиво, как будто у тебя только и есть что дел и желаний - уличить текст в чём-либо недостойном. А это ведь отвратная диспозиция, такое изначальное отношение к книге. Тут ведь даже слово "перец" во множественном числе кажется чем-то ужасающим (впрочем, оно и есть ужасающее), и бросает тень на самого автора, как бы он ни был в этом невиноват, и хочешь ты того или нет. Восприятие текста ведь процесс чрезвычайно интимный, и тут очень тяжело выдерживать самоконтроль, и отделять зёрна от плевел. Плевы в любом случае повисают на самом авторе, как бы ты, как читатель, с этим не боролся, и как бы не пытался контролировать процесс чтения в смысле критического восприятия...
Tags: Буккроссинг, книги
Subscribe

  • Драматургия - 2

    Извините, что снова беспокою, и снова по всё тем же причинам, что и в предыдущий раз - " в целях оценки драматургического ресурса Кремля".…

  • Культура траура

    Одна из безвозвратно утерянных носителями советского мировоззрения вещей это культура сочувствия и сопереживания. Особенно это заметно в случае…

  • Инициатива

    А вообще, Путину теперь самое время отпускать бороду. Если бы до выборов, то это было бы перебором: одним было бы супротив шерсти, мол фи, борода это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments