March 12th, 2017

основной

Постмодернизм на марше

Какое-то время назад попалась в ленте чтения забавная запись: её автор препарирует гоголевского Акакия Акакиевича не по учебникам, а исходя из скажем так соображений здравого смысла. Выражается это в том, что сама покупка шинели героем повести представляется как типичное статусное потребление, ко всему прочему не подтверждённое наличными возможностями. То есть, по мнению автора заметки, Акакий Акакиевич, перенесённый в современность, это такой себе бюджетник, живущий где-нибудь в съёмной хрущёвке на окраине, но который с какого-то перепугу покупает себе (положим) "Лендровер", и покупает естественно что в кредит - что называется выпендрился так выпендрился, и в результате за своё же бездумие и пострадал. Причём есть в заметке и историческое обоснование такой точки зрения - приводится ценовой ряд времени написания повести, и тем самым демонстрируется, что пафосная шинель "с вензелями и рюшечками" по тем временам это да, это именно что "Лендровер" - как в смысле стоимости, так и в смысле статусности приобретения.

Дальше там у автора идёт уже пафосная обличительная пурга, малоинтересная по сути; но сам зачин при этом весьма любопытен. Несомненно, что взгляд этот весьма далёк от исторической достоверности (несмотря на приведённые цены) - "трагедия маленького человека" никоим образом не воспринималась современниками Гоголя как глумление над тупым бестолочью, который полез свиным рылом в калашный ряд. Тут у автора заметки несомненный анахронизм: для сословного общества одежда вещь весьма значимая, и Акакий Акакиевич современниками неадекватом не виделся (по-крайне мере ничего даже близкого в критической литературе того времени не обнаруживается). Другое дело, что сатирический момент у Гоголя присутствует, но он всё же несколько иного рода: покупка шинели "не по рангу" ничего не смогла бы изменить в невзрачном существовании героя - ни в отношении к нему коллег, ни тем более в смысле карьерного роста, - и как раз в этом герой повести и выступает как неоправданный мечтатель, причём мечтатель довольно ничтожного свойства. Однако же само устремление выглядеть достойно, "не позорить честь мундира" - более чем естественно, особенно для иерархического русского общества; так что тут автор заметки явно мимо.

Однако же сам подход - назовём его "осознанным анахронизмом" - представляется в высшей степени занимательным и не лишённым потенциала. Хотя бы в виде своего рода интеллектуальной игры - в которой ирония более чем приветствуется, а звериная серьёзность наоборот - строго воспрещается.

В связи с чем есть предложение - а давайте посмотрим нашими глазами на того же Раскольникова, например - как и кем он нам видится исходя из нынешних представлений, как если бы это был наш современник. Свою версию я изложу в следующей записи, а вот пожелавшим высказаться здесь, в комментариях, буду весьма благодарен: мнений и взглядов явно может быть много и самых разных, и чем больше будет предположений, тем интереснее. Можно и по другим классическим героям пройтись, это тоже было бы весьма кстати.