December 17th, 2016

основной

Пелевин и пустота

И всё же совсем даром вынужденный "отпуск" не прошёл - на фоне впечатления от "Смотрителя" заодно одолел и всё пропущенное из Пелевина. В основном это ранние вещи, которыми я себя в своё время решил не утруждать, плюс эссе, которым тоже не придавал особого значения. Пожалуй, по результатам моё мнение об авторе только улучшилось. А недоумение, отчего его книги до сих пор не экранизированы (кроме "Поколения П" - с ужасающим результатом), стало совсем уже тягостным.

Collapse )
основной

Цукербрины

Одолел в том числе и "Любовь к трём цукербринам", которую совершенно не собирался читать. На удивление, очень неплохая вещь - особенно на фоне тоже "интернетного" "Мафусаила". Даже явное литературное хулиганство ("энгри бёрдз" в качестве "героев" романа) отчего-то совершенно не раздражает (в отличие от того же "t") - настолько грамотно оно вписано в остальное сюжетное и идеологическое пространство. Центральная часть романа - "мир будущего для хипстера Кеши" - вообще на отлично. Чего стоит одна только матрёшка теорий заговора, вложенных друг в друга (конспирология в конспирологии, в которой оказывается скрыта и ещё одна конспирология, плюс попутно, в мелких эпизодах, пинается классическое жыдоборство, а заодно присутствует и самоирония тоже - в сторону столь излюбленного самим автором солипсизма).

Collapse )
основной

Анти-Галковский

Кстати, о ранних вещах Пелевина. Споткнулся у него о такой пассаж:

"Самое удивительное, что охотнее других такую версию приняли сами немцы. Это, возможно, объясняется ее трезвостью, простотой, и если так можно выразиться, антимистичностью, чрезвычайно целительной для нации основательных прагматиков, потрясенной двенадцатилетним мистическим кошмаром, и вполне устраивающей социумы, так безоглядно погруженные в собственные мистические видения, что само существование мистики является в них государственной тайной и отрицается. Но отрицание пронизывающего жизнь и историю мистицизма само по себе есть очень тонкая и опасная форма мистики — тонкая потому, что становится невидимым краеугольный камень общественного устройства, отчего государственные институты и идеологии приобретают космическое величие реально существующих феноменов, а опасная потому, что даже крохотная угроза, объявленная несуществующей, может оказаться роковой"

Collapse )