February 27th, 2015

основной

Колбасный вопрос

Предсказуемо понеслось: "это везде так, где-то хуже, где-то лучше", "а в Детройте и вообще полный абзац", "да, не всем в этой жизни везёт", ну, и т.д. Такое ощущение, что до последнего абзаца предыдущей записи дочитали и вообще лишь единицы. Остальные поспешили выразить своё "фи", одолев разве что половину текста. Ну, или же это не ощущение, а так оно и есть.

Дело не в региональных различиях как таковых. Речь не о том, что где-то жить было хуже, а где-то лучше. В норме региональные различия и разница стартовых возможностей и возможностей социальных страт - они и воспринимаются как норма. Но как раз именно её, нормы, в Союзе и не было - даже близко. Норма, в принципе, это сейчас - когда Сибирь жирует, и жирует по праву - ещё бы, она страну кормит! А вот в советском кривом зеркале жировать кормильцам было не положено. Ибо положено было жировать только и исключительно парадным витринам советского народного хозяйства, в первую очередь европейской части Союза. Куда столь трепетно почитаемые иностранцы имели шансы заглянуть, и сделать выводы. А Сибирь чё? Да ничё! Хотите зарабатывать, скоты? - да пожалуйста, вот вам зряплаты и пенсии с северным коэффициентом! Вот только - и жить при этом вы будете по-скотски. Такая вот своеобразная справедливость по-советски. Ну, и ещё были национальные преференции, типа как всяческим праздничным грузиям. Там у прото-многонационалов (тогда они звались интернационалистами) были свои расклады, тоже весьма и весьма далёкие от забот о трудящихся.

По сути, и вся имитация этой самой заботы была не более чем очковтирательством - ориентированным в первую очередь на Запад. И если бы не необходимость подобного, даже страшно представить, что бы эти коммунистические людоеды тогда вытворяли. Судя по их равнодушию к судьбам периферийного "быдла" (который Западу для наблюдения был недоступен), дай им волю, они бы и до биореактора дошли, и при этом даже не поперхнулись бы. Впрочем, тут и представлять особо не надо. Достаточно просто посмотреть на Украину. Где нынче как раз именно что рафинированные совки и дорвались до власти, и где этим совкам сознательно убрали все преграды для самореализации их врождённого людоедства - вот да, где-то так оно и есть.

Впрочем, советские и без пол-потовских и северо-корейских методов умудрялись (где только для этого у них была неконтролируемая извне возможность) обращаться с подвластным населением как со стадом. И тут: кому-то случайно везло, кто-то в силу тех или иных причин жил в относительной независимости от этого людоедского катка, а кому-то - опять же, в силу совершенно случайных обстоятельств - не везло категорически. И вот эта самая не-норма в распределении благ - именно она и есть база для всех нынешних холиваров и батхёртов, для совкодрочерства и совконеневистничества одновременно, для всего вот этого нашего убогого, по сути своей, дискурса. Потомки счастливчиков так и смотрят на потомков неудачников сверху вниз, и всё так же ретранслируют замшелую, устаревшую лет 200 как мораль. На что потомки лузеров (чего бы они сами при этом в жизни не добились) так и реагируют в ответ - классовой по сути своей ненавистью. Страшная ведь на самом деле история. Жуткая. И - противоестественная.

Ибо было бы о чём спорить, на самом-то деле! Сдыхались от этих людоедов - и слава тебе, Господи! Дай Бог, и от нынешних людоедов (которые и уже куда как более вегетарианцы) - и от них со временем сдыхаемся. Но сама искусственность ситуации, когда сёстрам раздавалось не по серьгам, а по хотелкам, когда могло просто повезти, и не в силу естественных причин, а в силу фобий всё тех же Партии и Правительства - вот эта искусственность и составляет сегодняшнее поле для идиотских манёвров и не менее идиотских споров.

Хотите ещё одну упоительную детскую историю? Глупую-преглупую? Вот совершенно ничтожную, если по-гамбургскому счёту. Но - именно после которой я, дитя ещё, впервые и осознал отчётливо, что что-то в этой консерватории с консервами не так. Не понял, нет (до понимания было ещё ой как далеко), а именно что осознал - нутром и чуйкой. Думаете, это будет история о том, как меня чуть не задавили в очереди за арбузами? Да, было и такое. Мать меня практически в последний момент из давки выволокла, прикрывая собственным телом - чуть обоих не затоптали. И это и правда что было страшно: Сибирь, дикость, пародонтоз, вши, и - вдруг откуда ни возьмись арбузы - впору и правда что озвереть. Но вот это ли я вспоминаю, когда мне хочется сформулировать, в чём именно выражалось советское скотство? Не-а, совершенно нет, как ни странно. Я вспоминаю совершенно другой случай, и совсем не из тюменской жизни. А из жизни вольготной и благополучной, из украинской. О том, как как-то раз я пошёл сдавать бутылки...

Collapse )