January 22nd, 2015

основной

Запомнить

Сегодня внезапно понял, что уже попросту не смогу вернуться домой. Не потому, что там всё плохо, а здесь хорошо, отнюдь. То есть если даже предположить, что вот сейчас всё каким-то чудесным образом вдруг наладится, уйдёт война, вернётся работа, и можно ехать - увы, уже не смогу. Ну, разве что если насильно выдворят. Да и то - скорей тогда в Беларусь, да хоть к чёрту лысому, лишь бы не в Донецк. Потому что вот как я буду смотреть в глаза всем тем, кто так там и остался, и всё это пережил, пока я отсиживался в Питере? О чём мне с ними говорить, и как вообще жить рядом?

Я уже где-то с неделю не могу заставить себя позвонить. Никому. Ни родным, ни друзьям, ни знакомым. Сами они не звонят, а я просто не знаю, что говорить. Желать удачи? Бодро отделываться дежурным "держитесь"? Жадно расспрашивать, а сколько трупов лично они насчитали, и собрали ли они полную коллекцию осколков? В очередной раз безуспешно уговаривать всё бросить и ехать в Россию? Да и им тоже, полагаю, будет не слишком легко поддерживать светскую беседу и напряжённо улыбаться, держаться молодцом, не киснуть, и делать вид, что всё в порядке, и что "прорвёмся". Я всё время буду думать, как не сгореть от стыда - что я не там, не с ними. А они будут себя сдерживать, чтобы не ляпнуть что-нибудь обидное, что всё равно ведь вертится на языке.

А это - всего лишь позвонить. Всего лишь нажать в скайпе на синенький кружочек с телефонной трубкой. А каково тогда будет говорить напрямую, без дистанции и ограничений?

Нет, я знал конечно, что так оно в результате и будет. И всё же не думал, что это "будет" случится настолько скоро. И как же бесит на этом фоне лицемерное сочувствие "я-донецков". Надо же, счастье какое - в ОБСЕ наконец-то заметили, что у нас там гибнут люди. Целых 15 человек невинных жертв среди мирного населения заметили. Из тысяч и тысяч. При ежедневных рутинных жертвах. При ежедневных рутинных обстрелах. При ежедневном и методичном убийстве моих земляков - вот уже который месяц. При "узаконенном" геноциде и "легитимном" братоубийстве украинцами украинцев - под вопли о мифическом российском вторжении.

"Шарли" они и есть "шарли". Чмошники и шакальё. Которых и под муслимский нож не жалко, в общем-то. Хищники так себя не ведут, так себя ведут лишь падальщики. А падальщики заслуживают любой судьбы, будь там хоть трижды важны в круговороте говна в природе.

С утра я уже успокоился, перегорел, выговорился - слава Богу, нашлось кому. К вечеру багровая пелена перед глазами рассеялась - спасибо работе, ограждающей от спонтанных реакций. Так что нет, не буду я им ничего желать. И любым их бедам злорадствовать тоже не стану. Но одно я знаю точно - никогда уже ни один из покойников "с той стороны" не станет моим - сколько бы их не случилось. Ни слова, ни даже вздоха сожаления. Одно только ледяное, железобетонное равнодушие.