August 3rd, 2012

основной

Кто на что учился

Пожалуй, ничто так не отражает кризиса общественного сознания, как кризис "парадных ценностей". Когда разговор о любви к Родине подразумевает под собой изнанку в виде "но не к этой же стране". Когда гордость за "победу деда" легко сочетается с пренебрежением к тому же самому деду, "страну просравшему". А нарочитая, до пьяных сентиментальных слёз любовь к матери - отсутствием даже попыток уважения: "А ото сидите, мамо, и не звиздите!" - зато "на Вы".

Не зря у нас настолько популярен "девиз" про совесть, которая есть, но которой "не пользуются". В общем-то, в так называемых расхожих фразах, представляющих расхожие же, то есть житейские, истины - подобный внутренний разлад выражается ещё более ярко и отчётливо. Те же самые люди, которые так любят рассуждать о "почему ты такой бедный, если ты такой умный", всего через пять минут готовы с горечью признать, что "в этой стране" умный - богатым стать не может. Правда, имеют в виду они при этом не ум, а образованность.

Однако же истинную цену образованию и его значению отображает фраза "кто на что учился". Казалось бы - вполне справедливое замечание. Но оглядываясь вокруг, понимаешь, что и в этом случае в качестве учёбы имеется в виду что угодно, но только не само образование. Потому как выпускники ВУЗов, потыкавшись и помыкавшись, но так и не "пристроившись", дружным строем отправляются в сборщики мебели, в монтажники окон и прочие рабочие профессии - кушать ведь хочется. А неучи с формальной десятилеткой за плечами столь же дружно заполняют офисы и торговые залы, с бейджиками, корпоративами и халявным интернетом. Видимо, просто потому, что гораздо раньше начали "впихиваться", не "растрачивая впустую" пять-шесть лет на учёбу. Да и рефлексий и комплексов у неучей поменьше будет - таковые ведь есть как раз неизбежные спутники интеллекта, а не наоборот.

Такое обесценивание образования при формальном сохранении его авторитета - это всё из той же серии "парадных ценностей", опущенных "ниже плинтуса". Хрустальный сервиз в выставочном серванте, и грязные потрескавшиеся чашки на кухне.