August 2nd, 2012

основной

Классовая ненависть

Сегодня на перекуре болтали о том о сём с одним из рабочих. Молодой ещё парень, слегка за тридцать. Пожаловался мне - поставили диагноз "межпозвоночная грыжа". По хорошему, мол, ему сейчас больше пяти кг. поднимать нельзя, надо беречься, а то ведь дело такое, врачи операцией грозят, если не одумается и не сменит образ жизни. Но - а куда деваться? Ребёнку год, долго не могли родить, настоящее ожидаемое счастье, но при этом - денег-то надо немеряно! И надо - не в пример больше, чем если бы самого себя кормить. И вроде бы как и надо куда-то дёргаться, чтобы за компьютер присесть (в принципе, он с высшим техническим, вполне может), или за баранку (права есть, вот только на машину ещё заработать надо). Вот только ведь это пока пристроишься на копейки, пока потихоньку начнёшь хоть что-то зарабытывать... А деньги нужны - сегодня и сейчас! Вот и таскает листы ДСП по 80 кг., надрывается на пиле...

Я, если честно, всегда себя чувствую неловко в таких ситуациях. Хочется как-то утешить человека, а чем - не знаешь. Вот и ляпнул такую "шутку-веселье" от фонаря, первое что в голову пришло:
- О! Так ты прям как Тимошенко!
- В смысле? - парень явно не понял, - У неё же там что-то серьёзное вроде, врачей из Германии понагнали...
- Ну, тут чёрт его знает! - отвечаю, - Я толком не вникал, но знаю, что диагноз - как раз межпозвоночная грыжа...

Он сказал всего одно слово. Но с таким выражением, и таким остервением, что я как-то уж очень легко представил себе, как он выбирает булыжник, чтобы не тяжелее пяти кг., но и чтобы мало адресату - не показалось. Он, который чтобы прокормить семью, вынужден надрывать здоровье, плевать на рекомендации врачей, загоняя тем самым сам себя на больничную койку под нож (не через год, не через два, так через пять лет) - вдруг осознал всю пропасть, отделяющую его, жалкого работягу, и - заслуженную зэчку Украины. У него - невозможность найти другую работу, чтобы не таскать тяжести, а у неё - консилиумы из самых пафосных и дорогих европейских врачей, несмотря на то, что в тюряге.

Вот так вот жил человек себе, жил, всё вроде как понимал, со всем мирился, жизнь себе как жизнь, и хуже бывает. А тут - вдруг озарило:
- Пиздец, Тёмыч! Не, ну ведь пиздец же, да?