October 29th, 2010

основной

О «лытдыбра псто», или Нарочитая ниочёмность

Сеть подарила миру (который об этом пока не подозревает) как минимум два новых литературных жанра. И если первый – «Луркморье» – есть параллельное существование треша, китча, поп-арта и в целом отражает сумятицу и разнобой стёба – относительно мира бумажной литературы, то второе направление – это практически сетевое продолжение постмодернизма.

«Лытдыбр» – к месту и не к месту обозначают свои литературные опусы виртуальные авторы. Впрочем, как именно «к месту», сказать в общем-то затруднительно. Само происхождение слова – «дневник», написанный в английской раскладке – lytdybr. То есть можно воспринимать и как чисто дневниковые записи, и как «дневник наоборот», квази-дневник, если так можно выразиться.

Однако же, постепенно жанр всё же формируется как преимущественно второе. Виртуальный дневник виртуального персонажа. У которого не происходит никаких событий по определению – кроме событий эмоционального и интеллектуального плана. Нарочитая ниочёмность – так бы я определил эту событийность. Ткань лытдыбра – это ничто. В котором ничего же и не происходит. Здесь есть лишь обращённость в прошлое, выхваченные эпизоды, которые с самых разных сторон обговариваются. Именно обговариваются, а не обдумываются, и уж тем более – не решаются. Потому как для лытдыбра намного важнее то, КАК написано, чем то – ЧТО. Лучшие авторы-лытдыбристы (например, Слава Сэ) превращают в значимость, в событие самые ничтожные проявления или даже отголоски реальности, самые мелкие её эпизоды, наворачивая вокруг них кокон, паутину словесного обговаривания, месива образов, метафор и ассоциаций.

Нечто даже предсказательное есть в этом уютном бормотании. Призрак будущих виртуальных сознаний, лишённых тела и реальности живого мира, лелеющих в памяти жёсткого диска самые мелкие фрагменты этого потерянного мира, вытаскивающих их в память оперативную и до бесконечности обыгрывающие эти осколки, выкладывающих их в причудливые комбинации, складывая мозаикой в слово «нечто». А получается, как водится – «ничто».

Хотя источник – намного банальнее и прозаичнее. Если уж не коммерческого плана, то популистского – это точно. Журнал должен заполняться, журнал не должен простаивать без дела, и если не хватает живого, актуального материала, то в ход идёт материал виртуальный. Нить шелкопряда, сворачивающая в кокон слюну гусеницы повседневности.

Лытдыбр завораживает и затягивает настолько же быстро, насколько и разочаровывает. И приходит день, когда ты понимаешь, что мягкий юмор, ёмкие и обтекаемые метафоры, весь этот уют, тепло под пледом в тоскливый осенний вечер – не более, чем иллюзия. Иллюзия жизни, иллюзия мысли, иллюзия памяти. Иллюзия литературы. И ты закрываешь страницу ещё вчера любимого автора, и идёшь читать новости. В которых мрак, мерзость и враньё – живая, настоящая жизнь, от которой слава богу пока что нет спасения…