September 29th, 2010

основной

Заговорщицкое

А вообще конечно любовь русского человека к поиску заговоров везде, где только возможно и невозможно – впечатляет. Из снятия Лужкова развили такие конспирологические схемы (признаюсь, и меня поначалу проняло), что впору отправлять в ЦРУ ссылку на весь русский ЖЖ с ехидным «не там вы себе кадры ищете». Если они там сподобятся перевести все откровения русских блогеров – явно самораспустятся от чувства собственной неполноценности и отсутствия фантазии.

В общем-то, эта наша любовь к конспирологии вполне понятна – вся российская история это история заговоров, дворцовых и государственных переворотов и прочих закулисных способов решения вопросов и перераспределения власти – причём, ни советская, ни современная нам эпоха совершенно не исключение. Вот только одна беда – русские заговор видят где угодно – кроме того, где он действительно есть. Отчего каждый раз, когда срабатывает реальная схема, и на историческую сцену выходят реальные заговорщики, искренне удивляются – «эвона как оно». А потом конечно же рассказывают, что именно так они всё себе и представляли, да только их неправильно поняли.

В случае с Лужковым любовь к выявлению несуществующих заговоров проявилась особенно явно. Да, понятно, фигура не из последних. И скандал не из рядовых. Однако, сдаётся что поиск в этой истории каких-то интриг мадридского двора с далеко идущими замыслами и просчитанными ходами – напрасен. Официальная версия вполне описывает реальную ситуацию. Старпёр Лужков, переживший восемнадцать лет смены всех и вся, просто ни с кем особо не считался, делая то, что считал нужным, и говоря в лоб то, что думал. И это терпели – больно уж полезный человечек оказался при всех разновидностях режима. А вот молодому перцу Медведеву, которого и так достало неуважительное отношение к себе как к подставной фигуре Путина (так это или нет – другой вопрос), таковое отношение к себе показалось хамским. Посему он решил поставить Кепку на место. Кепка не поставился. Медведев встал в позу и довёл дело до конца. Всё. Никакой конспирологии и закулисья. В противном случае не было бы всё сделано так топорно, с колена и абы как – по сути, на эмоциях.

А тот, кто считает, что гэбешники по-другому не умеют – заблуждаются в корне. Очень даже умеют. Людей учили марионеточные правительства в банановых республиках тусовать по-всякому. Да и в целом традиции русского закулисья отнюдь не потеряны, скорей наоборот – действительно скрытые от обывателя процессы проводятся с ювелирным тщанием. И если что-то делается грубо, зримо и бестолково – то это только и исключительно потому, что скрывать нечего, да и не от кого.

И вот это «не от кого» в данной ситуации как раз очень зримо. Откуда и крики о «неуважении народа» – мол, москвичей не спросили – снимать Лужкова или нет… Родные мои, эта власть давно уже с прибором ложила на всех тех туземцев, над которыми ей довелось угнездиться, и которых она доит. Феодальная ли, колониальная ли – как эту власть ни назови, уважения к своему народу она не имела, не имеет и иметь не будет. Так что крики конечно справедливые, но – бесполезные. Сочиняйте и дальше демотиваторы со смеющимися по разным поводам Димой и Вовой. И радуйтесь, что пока за это не сажают. А также не заставляют носить в носу колокольчик и делать «ку» обладателям жёлтых штанов…
основной

Митио Каку. «Физика невозможного»

При всей моей любви к футурологии признаться, разочарован этой книгой. Не то чтобы не узнал из неё ничего нового – такого сказать не могу, приведённые факты и рассуждения достаточно интересны. Однако же – написана книга просто ужасно. Даже невзирая на то, что попытка классификации «невозможностей» вполне корректна, и разбор по каждой из «невозможностей» очень даже содержателен. 

То, что в книге «приведена всего одна формула» (конечно же, именно та самая, эйштейновская) – ничуть не спасает дело. Как бы ни старался японский учёный говорить просто и понятно, у него это не получается. Аналогии, которые он применяет для облегчения понимания того или иного физического процесса, на самом деле только затрудняют понимание. А пространные отвлечения создают ощущение «дёрганности» повествования – когда ты мучительно пытаешься вспомнить, о чём же рассказывал автор всего несколькими страницами раньше. 

Не знаю, насколько это проблема перевода. Складывается впечатление, что это проистекает всё же из собственно авторского изложения. Книга крайне плохо читаема – что для научно-популярной литературы есть не просто минус – это практически крест на ней. Вряд ли кого-то эта книга увлечёт и тем более подвигнет на более серьёзное обращение к науке. Разве что в качестве быстрого, оперативного «справочника эрудита» – больше возможностей применения не вижу. 

В целом, если попытаться всего одной фразой описать впечатление по прочтению, то эта фраза будет: «очень жаль, что эту книгу написал не Никонов». При всём достаточно сложном отношении к Александру Петровичу в одном ему никак нельзя отказать – у него просто потрясающий талант объяснять сложные вещи простыми словами, и даже – увлекательно. А это – именно то, чего Митио Каку категорически не хватает.