August 3rd, 2010

основной

Возвращение фазанов

Менеджер Татьяна выжила (о чём это я). Директор, которого по трагической случайности тоже зовут Татьяна, проникла силой мысли в коварные замыслы подлых дизайнеров и спасла тёзку, выебав жестокосердых насмешников – в жёсткой и авторитарной форме, конечно же. Нет на свете справедливости! – богомолы пали смертью храбрых, ну или влачат позорное существование в трёхлитровой банке у сатрапа-дошкольника – а менеджеру хоть бы хны…


А я вот вспомнил, как было ещё одно очень жаркое лето. Только года не помню. То ли 95-ый, то ли 96-ой. Тогда старожилы тоже не помнили такой жары, и тоже всё это явно что-то значило, и было непонятно, что же нас ждёт впереди. Вот только народ ещё был голодный, а поэтому не сильно заморачивался на всяких футурологических страшилках…

И ещё тогда был невиданный наплыв всяческих насекомых. Вот как паучки сейчас, которые в огромадной массе прутся в жилые дома. Или как сороконожки, мерзкие по правде сказать существа, превысившие свои репродукционные возможности и направившие свои мохнатые ложноножки вглубь человеческого жилища… Сегодняшний наплыв виден невооружённым глазом. А вот о тогдашнем я узнал от случайно встреченных энтомологов…

Дело было так. Я и мой лепший товарищ Олежка Васильев где-то чудом раздобыли сто долларов и поехали по этому поводу в Крым. Ну, конечно же, дикарями! – сто долларов и тогда были не самые большие деньги для цивильного отдыха в Крыму. Обосновались мы в Лисьей бухте, в стороне от пляжей и соблазнов Коктебеля. Жрали тушёнку, пили чай, курили, нудили, ходили за самой вкусной в мире (это безо всяких преувеличений) водой в горы чёрт-те куда по крутым тропам мимо гадюк, которые делали вид, что они ветки, за которые надо схватиться, чтобы не сползти с рюкзаком назад по склону – в общем, вели вполне размеренный и даже целомудренный образ жизни. А также писали всякие стишки, рассказики и даже выродили совместно целую пьесу про бомжа Диогена (как-нибудь покопаюсь в архивах, найду, порадую)… 

Кстати, насчёт гадюк. Именно тогда я установил свой личный рекорд в спринтерском забеге со спущенными плавками. После того, как усевшись с утра покакать и даже начав вышеозначенный процесс, я усаживался поудобнее, вдруг обнаружил, что результат процесса вот-вот упадёт на голову уже что-то смутно подозревающей гадюке. Она от подозрений даже приподняла голову, глядя прямо на выползающий на неё котях. В результате котях выпал где-то по пути моего отчаянного демарша…

Так вот. Жили мы, не тужили, проводили время культурно и практически беззаботно, но – пришло время возвращаться в грубую цивилизацию. Под вечер мы подошли под самый Коктебель, и начали искать место для ночёвки – чтобы уже с утра пошлёпать на автобус. И место нашли, надо сказать, просто замечательное! На склоне, прямо над удобным пляжем, рядом с овражком, через который так приятно веяло прямо на поставленную палатку лёгким морским бризом. Благодать! Правда, оказались на данном склоне мы не одни. Была там ещё одна палатка, и как оказалось, обитаемая. Соседи, подошедшие типа познакомиться, сразу же ошарашили нестандартным в условиях удалённости от города вопросом:
– Ребята! А бутылки у вас пустые есть?
Мы как раз допивали пиво, за которым по-молодечески сгоняли в ближайший пансионат, и потому благородно ответствовали:
– Допьём – отдадим! – попутно всё же недоумевая бомжатским наклонностям соседей.
– Да не! – рассмеялись те, – нам бутылки уже не нужны. А вот вам бы не помешали. Потому как вот в этом овражке – очень уж солидное гнездовище тарантулов, которые ночью не преминут наведаться в гости. Лучшая защита – обложить палатку пустыми бутылками. Только утром приходится их оттуда вытряхивать. Ну, или войлоком, по-бедуински…

Ни бутылок в таком количестве, ни тем паче бедуинского войлока у нас не оказалось. Посему мы позорно начали сматываться. А пока собирали шмотки и палатку, заодно пообщались с несостоявшимися соседями. Они оказались питерскими энтомологами, которые приехали в Крым специально по поводу жаркого лета, в которое все насекомые очень активно плодятся, выдавая на гора сверх плана по два-три дополнительных помёта. А также в целях найти чёрную вдову, которая по слухам благодаря невиданной жаре появилась и в Крыму. Вдову они так и не нашли, чем были безмерно опечалены. В отличие от нас, которым даже тарантулов вполне было предостаточно, чтобы покинуть гостеприимный склон…

Спали плохо. Запугали нас знатно. Ворочались, скрипели зубами, снилось что-то угрожающее. А когда часиков так в пять утра мне на лицо ещё и что-то прыгнуло, и я как оглашенный подорвался с дикими воплями, стало и вовсе не до сна. Разожгли костёр, пожарили вчерашних наловленных мидий, и так с горем пополам дождались рассвета. Чтобы собрать свои немногочисленные шмотки и – бежать, бежать к замечательному, чудесному автобусу, который отвезёт нас на превосходный железнодорожный вокзал к милым уютным поездам – подальше от всех этих тарантулов и прочих ночных прыгателей на лица…


А причём тут фазаны? Да ни при чём, в общем-то. Они просто вернулись. Рядом с домом у меня водятся фазаны. Их наверное раньше кто-то разводил, а потом они так и остались в диком уже виде. Сосед через балку, редкий и законченный идиот, в прошлом году пытался охотиться на них из мелкашки. Я не поленился обойти балку кругом, сходил к нему в гости и пообещал, что устрою охоту на него, если он не прекратит заниматься хернёй. Однако было уже поздно – фазаны, прежде непуганые и наивные, испугались и передислоцировались куда-то дальше, где люди видимо поадекватнее. И целый год их не было видно… А теперь вот вернулись. Сначала пришёл папа, осмотрел владения, что-то покумекал, ушёл, а после вернулся со своей курочкой и выводком фазанят. Такое вот мелкое, но радостное событие…