July 12th, 2010

основной

О насилии на экране

Насилие на экранах как величайшее зло для человечества – это уже общее место в рассуждениях всех и всяческих гуманистов. Именно благодаря таковому до сих пор не наступил коммунизм, существует преступность и вообще несовершенен мир. Убрать с экранов насилие – и все станут белыми и пушистыми, эмпатия (сопереживание, сострадание) зальёт собой мир и воцарится рай на Земле.

На самом деле, не насилие на экранах порождает насилие в жизни, а нормальные гормональные процессы человека (в первую очередь мужчины) делают насилие – востребованным и даже необходимым в искусстве. Агрессия для человека – одно из базовых его проявлений, и лишённый агрессии человек прекратит быть таковым. Потому что агрессия – это не только мордобой, это ещё и конкуренция, например, дух соперничества, экспансия – всё то, что делает мужчин мужчинами, а цивилизации позволяет выживать.

Мало того, человеку вообще свойственен повышенный уровень агрессивности – как слабо-вооружённому от природы существу. Хищники, вооружённые зубами и когтями, крайне редко прибегают к «разборкам» по мелочам. «Мораль хищника» вообще весьма высока. Голуби же например, «птицы мира», своим маленьким клювиком заклёвывают своих же сородичей до смерти. Человек не настолько жесток, как «птица мира» – извечный символ любви и нежности. Но – достаточно, чтобы иметь необходимость в стабильном излиянии агрессивности. Без какового зарабатываются психозы, наживаются стрессы, которые ко всему прочему могут переходить в депрессию.

В этом плане насилие на экране, да и вообще агрессия, выраженная в искусстве – отличный заменитель выражения агрессии в реальном мире. Искусство есть универсальный «спусковой клапан» сильных эмоций, которые человеку приходится гасить, дабы выжить в социуме. Социум предполагает огромнейшее количество ограничений морального, нравственного и этического плана, табуирующего практически все сферы жизни человека – от сексуальной до простейших правил поведения за столом. И чем сложнее организован мир, чем больше возможностей и поводов для проявления агрессии, тем более в искусстве отражение насилия необходимо.

«Да, но ведь надо же знать и чувство меры!» – восклицают гуманисты, – «То, что в небольших количествах действительно полезно, при передозировке перестаёт быть клапаном, а становится провокацией».

С этим можно и согласиться и не согласиться одновременно. Согласиться проще, поэтому начну с обратного.

Человек на самом деле весьма организованная машина – не только физиологически, но и психологически. Поломать эту машину можно, но для этого должны быть приложены недюжинные усилия. Человек от рождения обладает всем комплексом эмпатических и агрессивных проявлений. Это – природные программы, а отнюдь не благотворное или наоборот воздействие общества. Последите за младенцем, который смотрит телевизор. Он уже с азартом наблюдает за потасовками. Но – если он видит сцену, когда мужчина обижает женщину или ребёнка – младенец начинает протестовать, возмущаясь увиденным. Точно так же, как он нервничает и негодует, если отец ругает мать или старшего брата. Природная иерархия дозволенной и недозволенной агрессии заложена в человека изначально.

А вот чего изначально не заложено – это умения отделять художественную реальность и жизнь. Это уже приходит с опытом, в процессе воспитания и социального образования. Бабульки, впадающие в детство, и с азартом обсуждающие «жизненные» перипетии сериальных героев, этот опыт теряют – в силу общего высыхания мозга, когда социальные наслоения потихоньку стираются, оставляя место основным природным программам, без которых затруднено выживание. А вот у новорожденных и маленьких детей – этого опыта ещё просто нет. Именно поэтому одинаковое эмпатическое негодование у младенца вызывает и реальный отец, и киногерой – если они ведут себя неправильно, преступно относительно заложенных в ребёнка природных программ.

И это – как раз есть то, в чём с гуманистами приходится согласиться – передозировка насилия на экранах действительно опасна, и действительно может стать источником агрессии, а не наоборот, её канализатором. Если конечно же речь идёт о младенчестве, о детстве, а не о психически полноценном, сформированном человеке, который вполне легко разделяет реальность и художественный вымысел. 

Да, если ребёнка с рождения оставляют одного перед телеэкраном – лишь бы не мешал – то телевизионный опыт, художественная реальность могут полностью заменить опыт реальный. Вообще-то, это явление называется детской шизофренией. 

Однако же – а причём тут само телевидение? Родители что, ни при чём? Если они оставят дитё в ванной, и ребёнок утонет – виновата что, будет вода? И надо будет ограничить или полностью запретить воду в ванной? Почему всё надо валить на совершенно безопасную для психики взрослого человека вещь, если доступ к ней ребёнка зависит исключительно от родительской лени или наоборот? 

Или же родители для гуманистов-запретителей – это тоже такие же безответственные существа, которые нуждаются в тотальном контроле со стороны государства? Неполноценные идиоты, которых заставить предпринимать или ограничивать какие-либо действия можно только одним путём – командным?

По-видимому, именно так и воспринимает современное государство человека – как инфантильное, убогое сознание, не способное на самоконтроль и ответственность, нежизнеспособного без ежедневного и постоянного контроля. Либо же – Старший Брат именно такого гражданина и выращивает – никчемного, безвольного, но – управляемого. Идеальный подданный идеального государства – добровольный раб, соглашающийся на полную заботу и опеку – как в поощрениях, так и в наказаниях…

основной

Объяснил

Во время последней пьянки (правда, это несколько громкое название – так ото, собрались, попили, потрындели) вдруг выяснилось, что Серый не видел ни одной серии «Саус Парка». Мы с Андреем солидарно обозвали его непродвинутым и вообще отставшим от жизни и дали задание срочно просвещаться, а то стыдно за одним столом сидеть с челом, настолько не знакомым с массовой культурой:
– Стыдно, Серёжа! Чай, не в деревне живёшь! – был наш вердикт.

Серёжа задумался:
– Тю! Ну, хоть в чём смысл? Вы хоть объясните, в чём прелесть этого вашего «Саус Парка»?

Пришла наша очередь задуматься. Ну, вот как объяснить человеку, в чём прелесть этого мультика? Рассказывать – бесполезно. Ибо получится непроходимая тупость. Описывать производимый ментальный эффект и тонкости стёба? – ну как ты это объяснишь…

Но Андрюха всё же смог:
– Бивеса с Батхедом помнишь?
– Ну, ещё бы! – отвечает Серый.
– А вот теперь представь – эти два отморозка выросли, стали дядьками, и сами стали снимать мультики…
– Это – жесть! – констатировал Серый, – и что, правда всё настолько запущено?
– Настолько! – уверенно ответили мы в один голос…

Сегодня, буквально вот только Серый позвонил. Взахлёб рассказывал, какой это отвал башки, и что какие мы сволочи, что раньше не просветили. Вот что значит – грамотно объяснить диспозицию…