July 7th, 2010

основной

Наследственность, однако …

У меня всю жизнь были нелады с памятью на лица. А отец мой грешил тем, что всё время называл сыновей неправильно – именем другого сына – меня Серёжей, Макса – Андреем.

Свои негаразды я списывал на плохое зрение и долгое упорное нежелание носить очки. Батины заморочки – тем, что сыновей всё же четверо, немудрено и запутаться…


По пункту первому. Картина, которая в нашей семье – обычное дело. Папа (в смысле я) приходит с работы, дети (в смысле, все остальные) смотрят какую-то киношку. Папа видит какое-то смутно знакомое лицо:
– О! Бен Аффлек! – радуется «узнаванию» папа.
– Ага! Мэтт Дэймон, – «соглашается» мама.
– Ну, так хоть вот эта вот… – наивно надеюсь я.
– Конечно, Николь Кидман! Кто же ещё, – на лету «подтверждает» мои замечательные идентификационные качества жена, которая давно уже привыкла, что у меня есть два актёра – Ричард Гир и Бен Аффлек, в которых замечательно «помещается» вся остальная голливудская братия. И Николь Кидман, которая вообще одна и неповторимая…

Так вот. Пару дней назад папа (то есть я) возвращается домой. Старшенький смотрит какое-то кино. На вопрос «чё смотрим» отвечает, что «какой-то ужастик с Крёстным Паханом». Я удовлетворяюсь ответом, и ползу на кухню за пивом. И только на полпути меня осеняет, что фильм-то с Робертом де Ниро, а «Крёстный Отец» – таки Аль Пачино. Ну вот! И сын тоже! Зрение, выходит, ни при чём?...


Ну, а о том, что как только родился второй сын, я начал по отцовским стопам «путать» Матвея и Илью, наверное уже и упоминать не надо? – и так ведь понятно. Наследственность, однако – не попрёшь…