June 14th, 2010

основной

… и детское

… а вот обоятельнейший лысый бородач, ведущий «Ежедневника Идиота», порадовал экскурсией во взросление. Редко он балует такими душевными вещами. В основном кино рассказывает. Правда, рассказывает хорошо – о какой бы хрени он ни писал, появляется устойчивое желание эту хрень обязательнейшим образом посмотреть. Что, сами понимаете, чревато. Поэтому взял для себя за правило – не верить лысому. Относиться, можно сказать, к его рекомендациям с особым цинизмом и настороженностью – а то эдак из кресла перед телевизором будет просто не выбраться…

Но вот душевные посты у него всё же особенно потрясающи. До сих пор не могу забыть «Письмо неизвестному другу». (Ссылку не даю, а то и вы не забудете.) И этот пост тоже – доставил чрезвычайно. Много эмоций, простых и незамысловатых, а оттого ещё более ценных, подняло со дна, затянутого ряской обыденности, и хорошо вдруг так стало, даже при том, что несколько печально – печалью прошедшей молодости, с «Дорзами», друзьями и милой сердцу молодой дребеденью, которая была тогда так важна…

Впрочем, совсем не для того я вспомнил этот пост, чтобы хвалить френда – даже если и заслуживает, совсем не для того... 

Есть у него там фразка про «мой первый хуй» (в смысле произнесения). Я вот своего первого упомнить не смог, нет. Ибо детство у меня было разгильдяйским, тюменским, и с первого же года северной жизни для друзей по двору на Большой Земле, куда на лето родители нас привозили набираться витаминов, я стал источником познаний в русском устном. Поэтому достоверный первый раз вычислить не представляется возможным. Никак.

Зато я отлично помню «первый хуй» моего старшенького…

Collapse )
основной

Брешет как Троцкий, или Призрак нового заговора

По поводу моего поста «А могло ли быть иначе?» меня вдруг спросили – а читал ли я Троцкого? Да, читал. И даже в своё время был им весьма впечатлён, если не сказать – очарован. Как же – вот оно, вскрытие язв «совка», вот оно – обличение режима кровавой бюрократии, извратившей революционные идеалы… 

По факту этого разговора я решил чуток освежить в памяти прочитанное у этого весьма знатного революционера. Взял практически программную книгу – «Преданная революция». И пролистал её «свежим взглядом»…

Где-то к середине книги возникло устойчивое впечатление, что я слышу совсем другой голос. Верней, голоса. И нет, это не из области психиатрии. Интонации, обороты речи, общее впечатление говорливости и убедительности вдруг начали звучать то голосом Тимошенко, то умствованиями Немцова, а то и вовсе – разглагольствованиями Новодворской…

 

Collapse )


Казалось бы, действия очевидны: либерализация, уступки оппозиции с одновременным реформированием органов и их конкретной «чисткой». Тогда вопрос – почему в этом направлении не производится ни малейших подвижек? Не потому ли, что ситуация зашла слишком далеко, и попытки приструнить зарвавшиеся органы чреваты преждевременным обострением ситуации – что менты начнут действовать раньше, не ожидая «легализации», и это будут достаточно кровавые действия? И что «послабленная» оппозиция также начнёт действовать особенно активно, и ещё со свойственной ей продажностью начнёт обличать репрессии в органах, из которых убирают «последних честных офицеров». То есть – не есть ли нынешняя индифферентность власти признаком того, что кризис окончательно назрел, и развязка будет вот-вот, и малейший неосторожный шаг её только ускорит?

На все эти вопросы ответ может быть только один – время покажет.

основной

Приморская робингудиада

Изобилие разноречивой информации, как показывает практика, ничуть не менее способствует сокрытию правды и управлению общественным мнением, нежели откровенная цензура.

В ситуации с «Приморским восстанием», которое взволновало российский рунет (в Украине, как обычно, всем всё пофиг) – яркий тому пример.

Сведения самые противоречивые. Оценки – ещё более разрозненные. Ясно одно – восстание подавлено. Или – прекращено. Из пяти (или шести) участников двое то ли застрелены, то ли покончили жизнь самоубийством, не дожидаясь ареста (ссылка). О судьбе остальных участников пока ничего не известно. Видимо, они будут теми самыми козлами отпущения, которых покажут миру и примерно осудят за экстремизм. В официальной версии так же отрицается участие Муромцева, бывшего ветерана ВДВ, от имени которого якобы и было воззвание, распространённое в интернете…

Для тех, кто не в курсе. В приморском крае появилось бандформирование, которое открыто, с оружием в руках выступило против ментовского беспредела. Был убит как минимум один милиционер (инкриминируется шесть убийств), после чего все террористы были по сути обречены, и судя по их воззванию, не питали на этот счёт ни малейших иллюзий.

Реальную ситуацию в Приморье оценить тяжело. Есть данные о поистине беспредельном терроре, которому подвергается местное население со стороны милиции, которая ведёт себя подобно оккупационным властям, не брезгуя ничем, включая расправы с недовольными, кто бы они ни были. 

Есть противоположные сведения, тем более странные, что исходят из оппозиционных власти источников (ссылка).

Сайт http://partizany.info/ , на котором было опубликовано воззвание, и который ещё вчера вечером работал, был чрезвычайно оперативно прикрыт.

Само «воззвание к русскому народу» вызывает также вполне противоречивые чувства. По своей чуть ли не нарочитой бестолковости и упоминанию борьбы против «еврейского фашизма» очень похоже на сознательную провокацию. Но сведения о том, что один из погибших террористов – бывший активист национал-большевиков (ссылка), заставляют по-другому посмотреть на этот аспект.

В целом можно сказать только одно – не ясно вообще ни черта. И предположения могут быть самыми разными. А какие-либо выводы, что это было по-настоящему – закончилась терпелка у народа, и он начал браться за оружие против ментовского произвола, или это ментовская же акция, призванная к дальнейшему усилению своей власти – можно будет сделать лишь из дальнейших подвижек российских властей. Да и то – лишь в виде предположения.

Разрекламированная Медведевым грядущая реформа правоохранительных органов вполне может быть напрямую связана с событиями в Приморье – либо как сопротивление ментов будущему ограничению своей власти, либо наоборот – обоснованию необходимости расширения полномочий, которому власть уже не сможет противиться.