Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Categories:

«Борцы с системой», или Заграница нам поможет

Любое событие можно воспринимать как минимум с двух точек зрения. Как минимум – это: хорошо или плохо, молодец или придурок, герой или слабак. А можно попробовать посмотреть на событие реально и попытаться понять причины…

Признаюсь, когда я впервые прочитал про «Килдозера» – американского мужика, который судился всю жизнь за свою землю, а потом, отчаявшись добиться справедливости, обвесил бульдозер бронёй и попёр крушить всех своих обидчиков, в результате чего и был благополучно укокошен войсками, – первая реакция была: «Вот же молодца! Мужик, однако! Ценой жизни отомстил гадам!» – и прочее в таком же духе, то есть практически искреннее восхищение мужеством и несгибаемостью…

Но вот и очередной мститель. Техасский ковбой Джо Стэк, который был в общем-то не ковбоем, а программистом, жутко обиделся на налоговую службу США, сел на коня в самолёт, и протаранил здание вышеуказанной службы. Погиб сам, погиб ещё один работник налоговой, и скорее всего из тринадцати раненных умрут ещё двое (ссылка в новостях). Перед этим он два месяца сочинял предсмертное послание, в котором излагает все обстоятельства своей жизни, и без того задрипанной, которую налоговики испортили вконец. Перевод сего послания, правда весьма поганый, можно почитать здесь.

И вот в связи с этим вопрос. Чего ж они там в Америке такие нежные? Я так думаю, их бы в наши условия, и что один, что другой повесились бы ещё лет в шестнадцать, а то и вообще отказались бы вылазить из материнской утробы.

Ибо ни бульдозера (и денег, чтобы сделать из него танк), ни самолёта они бы точно не имели, с таким то трепетным отношением к жизненным неурядицам. Вот и спрашивается, кто эти «борцы с системой»? – герои или наоборот, – слабаки, у которых сдали нервы. С точки зрения их причин на героическое самоубийство у нас уже пол страны должно быть в руинах, и половина населения должны убиться о стену ближайшего госучреждения…

В связи с этим напрашивается историческая параллель. Как известно, во время Великой американской депрессии множество отцов семейств, отчаявшись найти работу и обеспечить семью, кончали жизнь самоубийством. А в России и Украине был голодомор, миллионы людей умирали от голода – чего американским депрессирующим и не снилось в самых страшных снах, – но стремились выжить во что бы то ни стало, даже ценой людоедства. Налицо разница менталитетов, вообще отношения к жизни и к себе в этой жизни. Можно назвать умирающих от голода, но цепляющихся за жизнь – тупым стадом, а самоубивающихся ради копеек по страховке – героическими кормильцами. Можно. А можно и наоборот. Тех, кто кончал жизнь самоубийством – конченными слабаками, которые ни на что в этой жизни не способны, и сдались, сложили ручки при первых серьёзных трудностях. А тех, кто умирал от голода, но из последних сил и возможностей стремился выжить – настоящими борцами. Которыми они по сути и были. Ибо голодомор был последствием самого что ни на есть крестьянского бунта, настоящего саботажа правительственных распоряжений и грабительской правительственной политики. Голодомор был самой что ни на есть расправой над бунтарями, над несогласными с режимом…

Мы – разные. И так же, как европейцы смотрят на славян сверху вниз как на граждан «второго сорта», хотя и той же белой расы, можем смотреть и мы. Но не смотрим, а наоборот – заглядываем Европе в рот, и пытаемся внедрить их передовой опыт на своей земле, для своих людей, и очень удивляемся, что у нас ничего не получается. И не получается с самого 16-го века, когда пришедшая к власти прозападная династия Романовых начала нас адаптировать «под Европу», усиленно вытирая из памяти нас самих. И вот теперь мы сокрушаемся, что у нас такая слабая наука, что мы никак не можем навести порядок, что мы такие какие-то неудачные и недоделанные. Просто напросто не понимая, что мы живём по-другому, что у нас по разному прошиты наши БИОСы, и никогда западные рецепты благополучия у нас не заработают. Просто потому, что мы – потомки воинов и грабителей, а европейцы – потомки рабов (ну, или трудолюбивых землепашцев, во избежание эмоционального перекоса). Нас очень усердно заставляли забыть об этом, и мы почти забыли. Вот только – потеряв память, не изменились…

Коллективизм и индивидуализм, разгильдяйство и стремление к порядку, свободолюбие (но при этом строгое понимание иерархии) и законопослушность (но при этом независимость в отстаивании своих личных прав) – это всё  последствия происхождения наших культур. 


Коллективисты и индивидуалисты

Воины сплочены, но только при совместных боевых действиях, в мирное время враждуя с соседями и радуясь смерти соседской коровы (надо же как-то поддерживать боевой дух) – это наш уникальный славянский коллективизм, который проявляется лишь в войнах и других «тяжких годинах».

Рабам же не о чем заботиться, кроме себя самого, и своей собственной безопасности – это европейский индивидуализм, – не трогай меня, и я тебя не трону тоже. Но всё, что добыто, заработано, завоёвано, в том числе и личные права – это святое.

В этом практически суть современной демократии, выросшей из очень жёсткой феодальной диктатуры – законопослушность по отношению к власть имущим, но и трепетное отстаивание частной собственности и личной свободы, добытых таким долгим и трудным путём. В результате малейшее посягательство тех же власть имущих на ущемление мизерных прав вызывает у европейца бурный протест, и выливается в активные социальные волнения. Вникнув, можно увидеть явное происхождение демократических принципов из рабской психологии. Другой раб в мою миску залез – отгребёт по полной, это моё, личное, и не думай! – я же в твою миску не лезу. И что, что-то особо сильно в Европе изменилось?

Мы же диктатуры практически не знали, в нашей истории диктаторы были крайне редки, но вошли в историю как практически злодеи, хотя были намного скромнее своих европейских современников в угнетениях и репрессиях. Для нас демократия оказалась подарком, который мы не ценим, потому что не понимаем его ценности.


Гуманитарии и технари

Воины присваивают чужое, а в мирное время живут награбленным, отчаянно скучают, а потому бузят и развлекаются как могут – в том числе и поют песни собственного сочинения, но не сильно озабачиваются технологическим развитием, в результате чего славянская культура преимущественно гуманитарная – воин это пьяница-поэт, да, но никак не работяга-ремесленник.

Рабы же постоянно пашут, а потому вынуждены всё время что-нибудь придумывать для облегчения своего нелёгкого труда – отсюда и технологическое направление европейской цивилизации.

Да и в социальной жизни, присмотритесь – самые бурные политики, устроители революций и других заварушек – гуманитарии. Технари в политике как правило сила созидательная и консервативная, избегающая бурных пертурбаций. Вспомните главных героев французской или русской революции – юристы, писатели, философы, но никак не инженеры. Глобальный обман – приписывать гуманитарному мировоззрению мягкость и податливость. Всё как раз категорически наоборот.


«Мужское» разгильдяйство и «женская» организованность

У воина зрение хищника, «мужское» – с концентрацией вперёд, на быстрое и решительное действие, требующее реакции, а потому не фиксирующееся на мелочах. Это неизбежно проявляется и в мировоззрении – тяжело наводить порядок, не замечая беспорядка, не фиксируясь на окружающем.

У раба – зрение жертвы, лошадиное, «женское», с широким охватом, дабы избежать неожиданной опасности, и вовремя смыться в случае чего. Вот и европейское мировоззрение – «женского» типа, замечающее любой непорядок в окружающей действительности, умеющее следить за всем сразу.

Мужчина, например, отлично водит машину, реагируя на любое резкое изменение ситуации, но порой не может найти носки, которые лежат на полке на самом видном месте – знакомая ведь история? – а просто природно мужчина и был хищником, добытчиком, а женщина – хранительницей очага.


Свободолюбие и законопослушность. Военная иерархия и личная свобода

Удивительная способность славян при редком приходе диктатора к власти (Иван Грозный, Пётр I, Сталин) жить практически по военному распорядку, дисциплинированно готовясь к территориальной экспансии или мировой революции. И при этом разгильдяйничать, воровать и лениться, пока диктатора нет и нет необходимости в захвате новых земель. Разве это не есть военная организация общества?

Крестьянские бунты и даже войны, которыми полна европейская история, у нас начались лишь с приходом Романовых к власти и с проведением прозападных реформ. Которые были в первую очередь насаждением чуждого нам феодализма. Но зато и масштаб их поражает – Пугачёвщина и Разинщина были не стихийным бунтом отчаявшихся крестьян, которые были доведены до предела, и поставлены перед фактом того, что терять кроме цепей в общем-то и нечего (вот они! – предки «Килдозера» и Джо Стэкса). Это было массовое сопротивление против введения несвойственной воину рабской формы существования. Однако же – подавление бунтов и установление феодальных взаимоотношений надолго перевело русских в апатичное состояние – в силу всё той же практически военной иерархии.


Мы – разные. Это для начала надо понять. Можно гордиться своим «бандитским» происхождением или стыдиться его – не так уж это и важно. Главное – прийти к этому, осознать. И перестать считать себя людьми «второго сорта», которых только Европа и может чему-то научить. Не наши это мысли, рабы внушили их воинам, веками внушали, чтобы приуменьшить опасность от бурных и ненасытных соседей. Дипломатия – оружие раба, и у европейцев оно отточено веками же. Потому и идеологическую войну мы всё время проигрываем – не наше это. Опять же – просто потому что мы другие. И иначе, без осознания своих истоков, нам так и не понять, как жить в мире, который уже плохо приспособлен к войнам и песням, но который замечательно устроен для работы и изобретательства. Ждать, пока мир при очередном кризисе снова изменится, и наша воинская сущность опять станет востребованной? Можно и так – мир нестабилен и очередные потрясения не за горами, поэтому и готовиться к ним не лишнее. Или всё же попытаться приспособиться к не подходящему нам относительно спокойному миру? – включив свою голову, и попытавшись найти свой путь, без чужих рецептов. Заманчиво… Но – получится ли преодолеть свою природу, свою ментальность, своё мировоззрение, которые выковывались сотни лет? Не знаю. Но знаю одно – уж тем более не получится, если не понять себя и то, кто мы есть в этом мире – и не принять это как факт.

Tags: МирСбоку, история, наше всё, цивилизация
Subscribe

  • Рукомойное

    Ну и ещё немного добавлю по поводу авторитетов и дилетантов. В качестве не самых очевидных следствий, и вместе с тем как ответы на некоторые из…

  • Общечеловеки

    В моей ленте чтения эта ссылка попалась раза три: " жуткая штука эта ваша история". Ну то есть я понимаю, что моя лента чтения вещь достаточно…

  • Ещё о фильтрах

    Есть одна вещь, которая очень сильно затрудняет восприятие современного мира и его реалий, и многократно усиливает воздействие белого шума. Вещь эта…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments