Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Фрик и чудо

... А на выходе из "АТБ" меня ждал дождь. Впрочем, дождём это можно было назвать только при совсем уж маниакальной страсти к преуменьшению. Ибо это был настоящий тропический ливень - который стеной, за которым в двух шагах ничего не видно, от которого ты жмёшься к стеклянной витрине магазина, и даже навес над входом не спасает от буйства воды, старающейся разбить этот ненавистный асфальт вдребезги, чтобы добраться таки до земли, распотрошить её до корней и до глины, смешать с собою всё вообще, и заставить забыть эту твердь о её недавней твёрдости и определённости...

"Зашёл, называется, за арбузиком!" - ругнулся я сам на себя, и достал телефон. И ведь правда - пяти минут, ушедших на покупку десятикилограммовой ягоды, вполне хватило бы на то, чтобы дойти домой без малейших потерь для костюма и причёски.

Пока орал в телефон, стараясь перекричать ливень, пропустил то, что в драматургии называется "явление". Краснорожее существо предположительно мужского пола в майке и шлёпанцах (понятно, что и в шортах тоже), с полудохлым полиэтиленовым пакетиком, потрескавшимися губами и полубезумным взглядом уже что-то там изрекало из своей утробы, когда я наконец обратил внимание на это чудо природы. Фрик - вот не знаю почему, но кроме этого слова у меня и сразу не было для этого существа другого имени. И как оказалось - не напрасно.

- Батя! Да хватит уже лить-то! Батя! Дай домой дойти! - прохрипело краснорожее, помахав рукой в небо.
"Батя", офигев от такой наглой фамильярности, только припустил посильнее.
- Батя! Ты чё, батяня, обиделся, что ли?! - изумился фрик, и оглянулся вокруг, на таких же вжавшихся в стёкла витрины обывателей, как и я - ища в брезгливо поджатых губах сочувствия и понимания. Видимо, не нашёл. А потому крякнул, бухнулся (вот ей богу не вру - как подкошенный!) на колени, истово закрестился, чуть ли не доставая лбом асфальта, и что-то там забормотал.
- Через две минуты закончится! - поднявшись, отряхнувшись, и победно оглядев лошьё, стоящее вокруг, похвастался фрик. - Сейчас вот, только молитва дойдёт до Отца нашего, и - закончится!

Как часто и бывает с проливными дождями, через две минуты ливень и правда закончился. Вместо стены воды что-то невнятно и мелко моросило - путь домой был открыт.
- Вот она! Дошла молитва-то до Отца! Батя, спасибо! - удовлетворённо прохрипело краснорожее, и победно расправив плечи, гоголем побрёл по лужам, загребая шлёпанцами грязь и окурки...

На полдороге встретил сына с зонтами. Рассказал ему хохму. Он нахмурился:
- И что? Если я сейчас скажу, что как только мы зайдём домой, дождь опять начнётся, то я тоже окажусь фриком?
- Ну... Наверняка с точки зрения краснорожего - однозначно! А вообще - главное, что не промокли, а то мне ещё на замеры ехать к чёрту на кулички...

И тут эхом сказанному, может почудилось, а может и правда где-то невдалеке послышалось знакомое хрипение:
- Батя! Батяня! Включай уже заново, я домой пришёл...

Наивный! Он просто не знал, что по телефону вот только что я звонил Илюхе, и просил его выйти ко мне с зонтом. Впрочем, и откуда бы знать полоумному фрику, что Илья - никогда, то есть вот буквально НИКОГДА не попадает под дождь, даже если во время него же и выходит из дому?..
Tags: Попутчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments