Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Category:

Определённое место жительства - что это?

Originally posted by al_lion_osprey at бомж

... Выхожу на улицу, прямо возле стены соседнего дома, на тротуаре, лежит бомж - не перепутаешь: нечёсаная рыжеватая бородища, косматый, чёрный от грязи, в одежде, которую кощунственно называть одеждой, ноги почему-то измазаны зелёнкой и рядом стоят больничные "ходунки". Он дышит. Значит спит не как Лазарь. Возле него какой-то мусор и куски еды. Я иду дальше. По делам.
Вечером бомж лежит уже на газоне, в кустах шиповника.
Утром он будит криками: «Помогите! помогите!»
Прохожий - молодой парень, идущий с покупками из супермаркета - ставит пакеты на асфальт и помогает бомжу присесть, вытирает друг о дружку ладони, берёт пакеты и идёт дальше.
Бомж долго ищет по карманам сначала зажигалку, потом находит сигарету в потрёпанной чёрной куртке из кожезаменителя. Закуривает, выпускает струйку дыма. Рядом валяется бутылка из-под водки.
Пошёл редкий скорый летний дождь. Бомж уползает под дерево. Ходить он не может.
Потом около него останавливается старушка и долго о чём-то с ним разговаривает.
Какую-то проходящую мимо женщину бомж называет грязными, отвратительно грязными, словами, долго и громко рыча. Если бомж открывает рот, он рычит.
Бомж лежит на газоне уже несколько дней. Что он ест? Кто ему носит еду? Как он справляет нужду?
Бомжи никогда не бомжуют одни, их всегда по меньшей мере двое. А этот один.
Как ему помочь?
Приюты дают ночлег. Как бомж туда доберётся, если он только ползает. Больницы? - Но, судя по «ходункам», его оттуда и привезли и оставили на улице. Милиция? Или полиция? - А им он зачем?
Что же делать? Получается бомж - человек - будет умирать прямо на глазах. Вот так медленно, может через месяц или завтра умрёт, а я буду на это смотреть.
Я не хочу тащить его к себе в дом.
Одно из двух: либо государство заботится о своих гражданах, либо ближние друг о друге. Но сегодня - ни то, ни другое.
Сука! Если бы там лежало больное животное, его бы давно приютили, показали бы в местных новостях, пристроили бы.
Недавно в американском сериале один из персонажей признавался, что он после трагедии понял, вынес священную мысль, что выход всегда есть. В голове крутится эта мантра: «Выход всегда есть».
Какой выход? Выход, что этот бомж сдохнет у меня на глазах?
Я не потащу его в свой дом.
Я смотрю на него, как Бог смотрит на мир людей. «Что ты просишь о помощи? Возьми его, помой, накорми, преврати снова в человека. И никаких чудес. Разве это не в ваших силах?».
Вечером в окно слышны громкие голоса. Кто-то громко отчитывает бомжа, не пропуская и нецензурную лексику.
Бомж по прежнему лежит на газоне возле кустов шиповника, очень близко к маленькому заборчику, с другой стороны стоит молодая женщина с татуировкой на левом плече - чёрный квадрат - и мужчина лет пятидесяти одетый по петербургский блёкло. Женщина держит сотовый телефон возле уха и периодически обращается к бомжу:
- Я сказала вызову! Поедешь, в спецприёмник как миленький!
Бомж рычит, но что-то бессвязное.
Женщина долго разговаривает по телефону.
Кто она? Неравнодушный прохожий? Или из тех, кто посвятил свою жизнь спасению вот таких пропащих?
Она пьёт пиво из банки, рядом стоит мужчина - может её отец - и курит. Они ждут. Женщина настроена решительно, а мужчина спокоен и тоже пьёт пиво из банки.
- Папа, - обращается снова к бомжу молодая женщина, - как ты здесь оказался?
Бомж рычит.


- В кого ты превратился! Ты посмотри! Ты же таким мужиком был!
Она допивает пиво из банки и относит пустую банку на противоположную сторону улицы и ставит на поребрик.
- Женщина пожилая ко мне пришла, - объясняет она бомжу, -  ты ей адрес мой сказал. Папа! Ну, как так! ты же бомжуешь!
Бомж рычит в ответ.
- Поедешь! Давай я сама сюда лягу! Ты здесь будешь жить, а я на соседнем газоне! Ага... Папа, где твои документы?
- Проебал! Спиздили!
- Кто?... Ничего документы мы восстановим, я тебе обещаю! Господи! За что мне такое наказание? Мама в реанимации, отец - бомж! Один сын радует.
Бомж опять что-то рычит.
- Да, да, внук твой, вот такой вымахал, - молодая женщина показывает рукой рост метра два, - на права сдал. Да.
Бомж в ответ одобрительно и бессвязно рычит.
У бомжей есть дети, жёны - бывшие или настоящие, родственники, коллеги по работе, неравнодушные соседи, - про это забываешь. Они это теряют и для окружающих это перестаёт быть фактом. Бомжи бродят, как инородное племя, чуждое для нормальной жизни.
Всегда есть выход. Из любой ситуации.
- В какой больнице ты лежал? Папа, вспомни!
Бомж рычит в ответ.
Женщина достаёт из заднего кармана джинсов телефон и снова звонит кому-то.
- Уже выехали? - говорит она в трубку. - Хорошо.
И достаёт из сумочки ещё одну банку пива, открывает её с характерным звуком, делает глоток и даёт глотнуть пива из банки мужчине. Молодая женщина, очевидно, рада, настроена решительно и у неё сложился в голове некий оптимистичный план.
- Папа, вот клянусь, я тебя спасу!
Она о чём-то говорит с мужчиной, рассеяно смотрит по сторонам. Курит.
- Как ты здесь оказался? - она обращается к отцу громко, с такой строгостью, с какой обращаются учителя начальных классов к расшалившимся детишкам. - А что с комнатой на Боровой?
Бомж рычит в ответ.
- Кто они? Нерусские? Узбеки?
Мужчина, который пришёл вместе с женщиной, тоже далеко не русской внешности. Время от времени он протягивает бомжу сигарету, немного приседая и вытягивая руку, или просто хлопает ласково по плечу.
- Разберёмся! Вот сосед слышит мои слова. Да, мой сосед. Со мной пришёл.
Темнеет, хотя и белые ночи. Никто не едет. Возвращаются жители ближайших домов.
- Ребята, помочь, - предлагает мужчина молодым парням, толкающих старенький «Volkswagen» на свободное место.
Те отказываются от помощи.
Мужчина сходил в ближайший магазин, принёс пиво и поставил пакет ещё с какими-то продуктами рядом с бомжом. Женщина достала из него хлеб, колбасу, ещё что-то, долго возилась с упаковкой, потом сделала бутерброд и протянула бомжу.
- Какое пиво? - возмутилась она на рычание бомжа. - Никакого пива! У тебя теперь новая жизнь.
Уже совсем поздно, когда загорелись фонари, подъехал ментовский фургон с новой надписью «Полиция». Из него вышел пузатый, короткостриженный седой мужчина в мятой форме и двое совсем молодых полицейских, один из которых прихватил автомат. Женщина говорила очень тихо и не была уже такой решительной, сосед по-прежнему был немногословен. Долетали слова полицейских:
- Куда мы его денем?
И женщины, оправдывающейся:
- Я не могу его взять домой. У меня собака - ирландский волкодав.
Полицейские обречённо вздыхают, переглядываются, незримо разводят руками.
Никто не знает историю этой молодой женщины и её отца, который оказался бомжом, умеющим только ползать и приносить проблемы. Дочь не хочет приютить своего отца. По крайней мере сейчас.
Полицейский с седым ёжиком волос уходит в сторону и начинает куда-то звонить по мобильному телефону. Долго разговаривает. Потом что-то говорит женщине. Двое молодых полицейских возвращаются в фургончик, достают мобильные телефоны с сенсорными экранами и отстраняются от этого мира.
Довольно быстро приезжает «скорая». Следом мимо проезжает  фургон с надписью «Милиция».
Из «скорой» выходит молодой белобрысый врач, девушка-брюнетка, а потом очень толстый водитель. Врач скептически смотрит на ситуацию и не понимает, зачем их вызвали. Он разводит руками и слышны его слова:
- А дальше? ... А что дальше? ... Не могу я! ... Куда? ...
Клятва Гиппократа и целесообразность, сформулированная главврачом, как тиски, сжимают его совесть, - так куётся настоящий русский профессионализм.
Врач и девушка подходят к бомжу. О чём-то говорят. Затем врач подходит к молодой женщине, на ходу снимая резиновые перчатки.
Полицейский достаёт из нагрудного кармана рубашки блокнот и что-то записывает в него, время от времени поднимая взгляд на задние двери «скорой».
Белобрысый врач достаёт их кабины папку, достаёт оттуда бланк и начинает его заполнять.
Из любой ситуации всегда есть выход. Всегда есть выход.
- Вот здесь распишитесь... - врач протягивает лист и ручку бомжу. - Да не здесь! Вот тут! Ниже!
К бомжу подходит молодая женщина:
- Папа! Всего одну ночь! Соглашайся! Я завтра к тебе приду! Обещаю!
Полицейский возвращается в фургон, достаёт блокнот, кладёт его перед собой на сидение, листает. Полицейские уезжают.
- Я тебя прошу, папа! Поехали!
Подходит сосед и тоже что-то говорит.
«Скорая» стоит, но все внутри автомобиля.
- Ну, что мне делать?! - молодая женщина закрыла лицо руками. - Папа, поехали! Я не могу тебя сейчас взять домой! Я завтра сделаю документы!
Бомж в ответ мычит едва различимое:
- Не поеду!
- Хорошо! Тогда я ухожу! И больше ты меня не увидишь!
Женщина начинает уходить.
- Ангелина! - рычит бомж.
- Что, Ангелина? - молодая женщина возвращается. - Ты поедешь в больницу?
- Нет.
Молодая женщина несколько раз подходит к соседу, стоящему около «скорой», стоит, молчит, закрывает лицо руками, говорит что-то коротко, смотрит в боковое окно в кабину «скорой», а потом снова идёт к отцу уговаривать его поехать в больницу «всего на одну ночь».
Загораются задние фары «скорой», и автомобиль медленно трогается с места и уезжает на очередной вызов.
Дочь подходит к заборчику, на газоне лежит её бомжующий отец, вряд ли отдающий отчёт своим поступкам.
- Оставь меня здесь! - рычит он.
- Я не могу! Мне, что, здесь с тобой оставаться? У меня мама в реанимации лежит! Я не могу! Что мне делать? - она закрывает руками лицо, она борется с желанием разрыдаться. - Что ты делаешь?
Отец рычит:
- Оставь меня здесь?
- Что ты делаешь, папа?
И она решается:
- Всё! Я ухожу! Я хотела тебе помочь!
Бомж что-то говорит Соседу, но тот только отмахивается от него рукой:
- Аа! - что-то вроде, разочаровал! не мужик!
И они уходят, в сторону метро, которое давно закрылось, в сторону больших проспектов и улиц. Уходят так же медленно, как уезжала «скорая» и фургон полиции.
Из любой ситуации всегда есть выход. Всегда есть выход. Выход. Он всегда есть. Узкий, как врата рая. Как ушко иглы. А смерть - это выход?
Снова летнее утро. Ещё не так душно, как днём. Поют птицы. Маленькая чашка крепкого кофе с сахаром. Бомж лежит в кустах шиповника. Рядом полиэтиленовый пакет и чёрная трость на четырёх ножках.
Днём к бомжу подошла пьяненькая женщина и долго с ним говорила, присев на корточки, и всё время слышалось: « ...бля... бля ... бля ...».
Проходящие мимо бомжи оставили ему на бумажной тарелке хлеб.
Хромой бомж попытался утащить бутылку воды, пока бомж спал. Поставил свой огромный баул и прицелился на бутылку, но откуда-то сверху раздался голос:
- Немедленно поставьте бутылку на место! Я ещё раз повторяю, поставьте бутылку на место!
Хромой бомж уходит ни с чем.
Дочь так и не вернулась.
Всегда есть выход. Из любой ситуации. Смерть у всех на глазах - это и есть наша жизнь. Мы называем это жизнью. И по праву. И найдём выход. С этой мантрой на устах: «Выход есть».
Tags: ЗаДело, наше всё
Subscribe

  • Текущее

    - Ну как, ты уже попал в "Форбс", в список богатейших жителей России? - А как же! Я в числе первых ста сорока миллионов... *** Ув.…

  • 2018-ое марта, или Полковник никого не сыщет

    Снег пошёл ближе к восьми. Старик Лобов как раз вышел из подъезда, направляясь в ларёк за пивом. Снежинки набросились на него голубой в свете фонаря…

  • Аттракцион

    Ох. В суете бегущих дней в очередной раз позабыл про свой личный день сурка - день рождения вот этого самого журнала, который как раз 2 февраля (2010…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Текущее

    - Ну как, ты уже попал в "Форбс", в список богатейших жителей России? - А как же! Я в числе первых ста сорока миллионов... *** Ув.…

  • 2018-ое марта, или Полковник никого не сыщет

    Снег пошёл ближе к восьми. Старик Лобов как раз вышел из подъезда, направляясь в ларёк за пивом. Снежинки набросились на него голубой в свете фонаря…

  • Аттракцион

    Ох. В суете бегущих дней в очередной раз позабыл про свой личный день сурка - день рождения вот этого самого журнала, который как раз 2 февраля (2010…