Сущевский Артём Евгеньевич (loboff) wrote,
Сущевский Артём Евгеньевич
loboff

Конец гуманизма

Справедливо критикуя Фоменко с его "новой хронологией" за шарлатанство, всё время упускают один немаловажный аспект - причины популярности подобных концепций. Причём не в их "национальных" популистских заскоках (казаки, принёсшие цивилизацию в Египет и Южную Америку, даже у Фоменко появились лишь много позже, после чего воспринимать это стало совсем невозможно), а в самой основе новохронологических деклараций - в стремлении к укорачиванию известной истории Цивилизации; в том, из-за чего эти измышления и стали в общем-то востребованы. Ведь причина тут очень проста - "отменяя" Тёмные века и перенося античность в позднее Средневековье, Фоменко (а раньше Морозов) по сути возвращает смысл линейному прогрессорству, представляя человеческую историю понятной и непрерывной. Каковая становится по-марксистски осмысленной и последовательной. И каковая (без провала "мрачного средневековья") укладывается в красивый линейный график поступательного развития, с более чем логичной экспонентой на излёте известной нам истории.

Людишки, которые тысячелетиями копошатся в пещерах, столетиями прозябают на полях и огородах, а потом за десятилетия (несколько веков) формируют высокотехнологичную цивилизацию - это логично, и это красиво в смысле математической модели. А вот люди, которые создают высокую цивилизацию, а потом на несколько веков проваливаются в варварство - нет, это не красиво и не понятно. И сами гуманистические посылы о венце творения в обрамлении подобного уродства начинают выглядеть достаточно сомнительно. Для эпохи Просвещения и эпохи НТР это не было проблемой - сама жизнь демонстрировала торжество прогресса, и можно было не задумываться о мелких неувязках гуманистического мировоззрения с наличной историей. Однако же в эпоху, когда гуманизм в целом находится в кризисе, прогрессорство отчаянно нуждается в дополнительных доказательствах; в противном случае впереди начинает маячить мгла неизвестности, в которой проглядывают тени хтонических чудовищ возможных глобальных катастроф, после которых "опять начинать всё сначала". Для людей, выросших на гуманистических ценностях, непереносима сама эта мысль.

Этот "ужас современности" касается отнюдь не только гуманитарных категорий. Во многих смыслах и естественные науки сейчас движутся в направлении отрицания гуманизма, или как минимум ревизии его самых очевидных аксиом.Человек уже давным-давно не воспринимается как венец творения; восприятие самих эволюционных механизмов как целенаправленного процесса это профанство, непростительное даже школьнику; а биологическая избыточность и несовершенство человеческого организма обсуждаются легко и обыденно, причём одноразовые зубы в этих обсуждениях отнюдь не самое важное (сам процесс пищеварения, основанный на кислородной "печке", выглядит крайне сомнительным - что-то тут старушка эволюция нам подкузьмила, КПД ниже плинтуса, плюс куча побочных эффектов). Пока подобная ревизия касается исключительно физиологических аспектов, это ещё терпимо. Но злодеи-учёные начинают ведь покушаться на святое - они ведь и механизмы функционирования сознания тоже начинают считать избыточными, а само его возникновение представляют результатом всё тех же хаотических эволюционных метаний. И этого "венец творения" перенести уже не в силах.

Очень показательны в этом смысле дискуссии в комментариях к последней записи ув. bohemicus - о перспективах обретения бессмертия. Квинтэссенцией гуманистического ужаса может служить следующая реплика:

"Ценой, которую человечеству придется заплатить за техногенное бессмертие, будет полное размывание границ привычных понятий: жизни, смерти, личности, социума, общения, памяти и т д. С развитием обсуждаемых технологий категории Жизни и Индивидуальности Личности утратят сакральность. Из хранимого в сосуде священного огня, утрата которого невосполнима, эти драгоценные для нас вещи превратятся во что-то вроде пламени спички или зажигалки, валяющейся в кармане. Жизнь и Идентичность Личности перестанут быть драгоценностью и высшим сакральным таинством. Разумное существо начнет воспринимать себя просто как программку, которая может сама себя скачать и запустить. Бессмертие будет достигнуто, но ценой принесения в жертву нынешнего самоощущения человека как богоподобной сущности, обладающей Душой."

В религиозном мышлении вопрос смерти решался посмертным существованием. В гуманистическую эпоху оправданием конечности бытия выступает уникальность личности - "каждый человек это Вселенная" (отсюда и популярность солипсизма, кстати). И когда на эту самую уникальность посягают - это вызывает неизбежное отторжение. "Моя цифровая (биологическая) копия это буду не я" - эту мысль повторили в комментариях сотни раз, в самых разных вариациях. Что, в общем-то, и не удивительно - в противном случае не остаётся даже намёка на смысл, ты оказываешься голым и беззащитным, наедине с безразличным мирозданием.

Что интересно, эти гуманистические догмы вполне присутствуют и в фантастике тоже, где казалось бы можно и помечтать вволю. Характерный пример Стругацкие, у которых в мире Полудня люди живут не более двухсот лет, и не потому что не могут жить дольше, а потому что "устают" - мол, несмотря на все достижения прогресса, природа всё равно берёт своё и обойти законы природы не получается. А масштабный эксперимент по посмертному копированию сознания (профессора Фукуямы) так и остаётся по сути безрезультатным, несмотря на успешный исход.

В научно-популярной литературе, посвящённой проблемам иммортализма, этому аспекту также уделяется места никак не меньше, чем тому же гену старения. Говорится о том, что непонятен сам феномен сознания. Что человек мыслит всем телом. Приводятся множественные примеры того, как потеря части тела неизбежно меняет и самого человека, и куда глубже пресловутого "испортился характер". То есть вопрос уникальности и цельности человеческой личности и индивидуальности представляется ничуть не менее камнем преткновения, нежели чисто технические аспекты вопроса. А наглец bohemicus в ответ говорит - ок, потеряв руку или ногу, человек уже не совсем та личность, которой он был; а если у него появится новый орган, то кем он станет тогда? И этот вопрос вызывает неизбежный ступор.

А ведь мы живём во время, когда смена пола уже не является чем-то таким особенным. Братья Вачовски, ставшие сёстрами, например - насколько они те же самые люди? Сама жизнь ставит подобные вопросы ребром, но гуманистическое мышление предпочитает их игнорировать и даже табуировать. Причём даже на куда более обыденном уровне, чем трансгуманистическая экзотика: люди прекрасно знают о химическом источнике страстей и порывов, о "гормонах любви", "гормонах дружбы", счастья и эмпатии, и что - это как-то мешает людям влюбляться, дружить или ненавидеть? Однако же сама постановка вопроса о копировании сознания на другой носитель вызывает шквал эмоций - "это буду не я". Человек умом вполне способен понять, что он всего лишь программа на биологическом носителе, и что для его функционирования требуется масса подпрограмм (тех же гормонов), во многом избыточных и функционирование затрудняющих, но - человек не готов это принять.

Впрочем, лечится это довольно просто. Как только появится реальная возможность записи сознания в цифровой вид, отношение тут же поменяется. Потому что цифровое существование даст сознанию куда как больше возможностей, нежели биологический носитель - у человека именно что появятся новые органы и новые ощущения, и ему станет глубоко безразлично, а тот же самый он человек что был или нет, и какие потери понесла его неповторимая личность. (Более того - это будут не потери, а излечение от накопившихся в процессе хаотической эволюции багов и функциональных излишеств.) Синхронизация с ещё живым носителем сознания будет осуществляться положим посредством нанороботов, обитающих в человеческом мозгу (провода в голову это вульгарно). Цифровое сознание будет иметь уже свой опыт, который посредством синхронизации будет одновременно и опытом самого человека; у него не будет необходимости быть подключенным к виртуальной реальности постоянно, но сеансы "полного слияния" будут несомненно самым любимым видом времяпровождения (виртуальный секс, виртуальные наркотики, виртуальные приключения и путешествия). А после смерти сознание человека попросту останется автономным, уже без биологического носителя, не особо по этому поводу и переживая.

Со временем подключится и генная инженерия. Сейчас её развитие активнейшим образом тормозят - в том числе и из всё тех же пережитков гуманистического табу на посягательства на уникальность личности (это если перевести язык законов и формуляров на язык рацио). Но спрос на бессмертие в любом случае сделает это торможение несущественным - нет таких денег, которые человек не заплатил бы за вечную жизнь. Другое дело, что биологическое бессмертие так и останется предметом роскоши (по-крайней мере пока демографическая проблема лишних людей актуальна, или пока не начнётся реальная внеземная колонизация, которая вопрос перенаселения Земли решит автоматически). А вот виртуальное бессмертие будет доступно всем и даром. Ну, или почти даром - необходимость вносить свою лепту в общее дело будет скорей в качестве моральной необходимости, как стимул и мотив продолжения жизни; да и обслуживание инфраструктуры тоже какое-никакое, а человеческое вмешательство предполагает.

Как только контуры этого нового мира станут более менее реальными, поменяется и массовое сознание тоже - причём чрезвычайно быстро. А пока что это в людях говорит всё тот же неизбежный страх смерти, который находит выход в единственном на сегодня возможном оправдании - Я неповторимо, Я уникально, Я это и есть весь мир.
Tags: Троллейбусное, научное, футурология, человековедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 339 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →